Н значит нейтрино

Нобелевскую премию по физике дали за превращения нейтрино.
Н значит нейтрино

Нобелевская премия по физике за 2015 год присуждена Такааки Кадзите и Артуру МакДональду — руководителям двух экспериментальных групп, Super-Kamiokande и SNO, изучающих свойства нейтрино — легчайших, загадочных, и самых неуловимых среди всех известных элементарных частиц. Их измерения на рубеже веков убедительно доказали, что нейтрино, которых известно три сорта (электронные, мюон и тау), способны осциллировать — самопроизвольно превращаться на лету друг в друга. Экспериментальная демонстрация этого факта и измерение параметров осцилляций поставило нейтринную физику с головы на ноги и привело к бурному прогрессу в этой области физики.

Поясним это такой аналогией. События, происходившие в нейтринной физике 20 лет назад, можно сравнить с открытием средневековыми мореплавателями нового континента. Сначала, по косвенным признакам, они догадываются, что где-то там, далеко за горизонтом, есть большая земля. Многие пытались туда доплыть, но возвращались ни с чем. Какие чудеса и богатства она таит — оставалось уделом фантазий. И только когда тщательно спланированные экспедиции первопроходцев сумели добраться до тех недостижимых земель и вернуться обратно, когда они принесли первую достоверную информацию о том, что там скрывается на самом деле, тогда грезы и фантазии стали превращаться в реальность. И с этой объективной информацией уже можно снаряжать новые экспедиции и шаг за шагом открывать новый край и его богатства.

Нечто подобное произошло и с нейтринными исследованиями на рубеже веков. С одной стороны, физики уже давно были знакомы с нейтрино, и теоретически, и экспериментально. За них были даже присуждены Нобелевские премии по физике: за 1995 год (открытие нейтрино), за 1988 год (открытие нейтрино второго типа — мюонных), и, уже чуть позже, половину премии за 2002 год (открытие солнечных нейтрино). Физики прекрасно понимали, как нейтрино взаимодействуют с другими частицами, — но при этом совершенно ничего не знали про их «личную жизнь». Они не знали, есть ли у них массы, превращаются они в друг друг, нарушают ли эти превращения какие-то законы сохранения, и так далее. Всё это было для физиков неизвестным материком со своими скрытыми чудесами.

Комментарии
Комментарии