Миллионы жизней

Почему «скучная» медицинская Нобелевка 2015 года на самом деле идеальна .
Миллионы жизней

Услышав, за что в 2015 году Нобелевский комитет присудил премию по физиологии и медицине, многие разочарованно хмыкнули. Скептиков можно понять: самая престижная научная награда досталась не за модную и красивую молекулярную биологию, а за какие-то скучные противопаразитические лекарства. Ожидали научного прорыва, а получили «терапию малярии и заболеваний, вызываемых круглыми червями». Тоска. Но так ли уж прозаична нынешняя номинация и правильно ли мы вообще оцениваем важность тех или иных научных открытий?

Один из самых известных российских биологов, доктор биологических наук, заведующий лабораториями в Институте биологии гена РАН, Институте молекулярной генетики РАН, американском Университете Ратгерса, Санкт-Петербургском государственном политехническом университете, профессор Сколковского института науки и технологий Константин Северинов уверен, что Нобелевский комитет поступил совершенно правильно. «По-моему, это просто отличный выбор. Потому что уже надоела вся эта торговля фьючерсами и бесконечные поиски лекарств от рака, в то время как большая часть людей на Земле умирают вовсе не от рака, а от той же малярии: они просто не доживают до того возраста, когда рак становится проблемой», — напоминает Северинов.

Премия 2015 года в полной мере соответствует завещанию Нобеля награждать тех ученых, которые «принесли наибольшую пользу человечеству». Несмотря на скучное обоснование, польза открытий трех лауреатов несомненна: их исследования спасли сотни миллионов, если не миллиарды жизней.

Вредоносные черви

Первая половина премии досталась ирландцу Уильяму Кэмпбеллу и японцу Сатоши Омура за «открытия в области новой терапии против инфекций, вызываемых паразитическими круглыми червями» — гельминтами.

В цивилизованных странах гельминты воспринимаются скорее иронично — этакое чисто детское, в чем-то даже умильное заболевание. Но в жарких тропиках, где живет большая часть населения планеты, гельминтозы никакой радости не вызывают. Еще бы, только от онхоцеркоза, или «речной слепоты», потеряли зрение 300 тысяч человек, а всего зараженных около 25 миллионов. Лимфатическим филяриатозом, больше известным как слоновья болезнь, заражены минимум 100 миллионов человек.

Комментарии
Комментарии