Нервное дело

Как люди учились записывать музыку знаками и как сама возможность записи трансформировала музыку: композитор Борис Филановский — о том, откуда взялась его профессия.
Нервное дело

Сначала была устная традиция. Песнопения передавались от монаха к монаху. Потом, по мере увеличения количества песнопений и монахов — разные традиции, разные страны, — возникла необходимость фиксации. Сложилась невменная нотация. Невмы — это мнемонические знаки, которые указывают, как должна двигаться мелодия (знаю, неправильное слово, но здесь оно для простоты): вверх-вниз, постепенно-скачком, быстро-медленно. Это такая базовая памятка, наводка на резкость, суфлер. Если вы уже знаете, что петь, невмы вам подскажут. А если нет, то нет. Ранние невмы выглядели так:

А поздние — вот так:

Примерно понятно, как и почему одни превратились в другие. Зачем запоминать, когда можно нотировать. А если можно нотировать, почему бы не делать это все активнее: не только мелодические контуры, но и примерное соотношение высот, и — очень отдаленно — ритм. Ну и чем больше параметров нотировать, тем сильнее развивается техника нотации. И понемногу превращается в медиум. Отделяется от породивших ее насущных надобностей.

Комментарии
Комментарии