Владимир Познер о том, почему Россия не стала родиной

В Московском доме музыки 18 октября пройдет творческий вечер Владимира Познера.
Владимир Познер о том, почему Россия не стала родиной

«Лента.ру»: Вы живете в России уже 60 лет. Она стала вам родиной.

Владимир Познер: Нет. Не может страна стать родиной, если ты приехал уже практически взрослым. Мне шел 19-й год, я не знал русского языка. Наверное, страна может стать домом, но родиной она никак не может стать. Мне так представляется. Если бы я приехал совсем маленьким — тогда да. Тогда это проще.

Где же ваша родина?

Скорее всего, между Парижем и Нью-Йорком. Я себя чувствую совершенно дома во Франции, если говорить о стране. А если говорить о городе, то город, в котором я вырос и сформировался, — это Нью-Йорк. Это мое место. Это сложно, но так получилось в моей жизни. Иногда я завидую людям, которые никогда не сомневались в том, кто они и где их родина. Но у меня такая вот ситуация.

Что у вас в России, кроме работы на телевидении и ресторанного бизнеса?

Ну, я не бизнесмен. Мы с братом открыли этот ресторан («Жеральдин» — прим. «Ленты.ру») в честь нашей мамы, и занимается им мой брат. Для него это бизнес, а я только поучаствовал в том, чтобы получить для него место. В России я занимаюсь исключительно журналистикой, что меня здесь и держит. Еще семья. Моя жена москвичка, и для нее эта страна — ее страна. Но если бы я больше не мог работать, я бы, вероятно, уехал. Не по каким-то политическим мотивам или в качестве протеста — просто в Париже мне комфортнее. Там я больше чувствую себя дома. Это миллион мелочей: то, как люди ходят, как они разговаривают, как улыбаются. Это атмосфера. Это когда ты сразу чувствуешь, что это твое. Я могу восхищаться чем-то в России, но понимаю, что это не мое. Русские народные песни очень красивые, но гораздо ближе мне американские. Потому что я на них вырос. Они вызывают у меня совершенно иной отклик в душе.

Русские народные песни любить непросто. Они по большей части печальны, даже тоскливы. Кого-то забрили в солдаты, кого-то отдали замуж в деревню чужую, где всегда дождь.

Ну, вы знаете, американские народные песни тоже очень разные. Если взять песни чернокожих, например, блюзы, то это совсем невеселые песни. Кантри, конечно, отличается, но там тоже много сюжетов о потерянной любви, о гибели товарища.

Комментарии
Комментарии