Разрешите отклониться

Какие девиации от Стандартной модели, нынешней теории устройства микромира, уже удалось нащупать физикам.
Разрешите отклониться

Главная задача Большого адронного коллайдера — достоверно обнаружить хоть какие-нибудь отклонения от Стандартной модели (СМ), нынешней теории устройства микромира. Ключевое слово здесь — «достоверно». К настоящему времени физики уже выполнили около тысячи проверок Стандартной модели на LHC, и в некоторых из них действительно проскальзывают намеки на отклонения от СМ. Но скажем прямо: гарантированного, железобетонного, стопроцентного нарушения Стандартной модели пока не найдено.

Тем не менее, имеющиеся отклонения все же многообразны и очень интересны, так что физики-теоретики сейчас вовсю обсуждают и интерпретируют их в рамках различных гипотез.

Если эти отклонения подтвердятся, они наконец-то дадут физикам указания на то, какая из сотен теорий Новой физики верна и относится к нашей Вселенной. Но, конечно, может статься, что это просто статистические флуктуации, и тогда они растворятся в новом объеме данных. Разрешить эти загадки сможет лишь новый сеанс работы коллайдера LHC Run 2, который начался этой весной и продлится до 2018 года. В ожидании этих результатов полезно обрисовать общую картину «поля боя», перечислить те самые измерения, в которых коллайдер сейчас видит что-то подозрительное.

Странности при больших энергиях

Хоть весь последующий рассказ будет касаться результатов LHC Run 1, т.е. данных, накопленных за 2010-2012 годы, невозможно обойти стороной одно крайне любопытное событие, зарегистрированное детектором CMS совсем недавно, 22 августа. Это событие рождения электрон-позитронной пары с неожиданно большой инвариантной массой 2,9 ТэВ (рисунок вверху). Электрон-позитронные пары могут, конечно, рождаться и в Стандартной модели, но в подавляющем большинстве случаев они имеют небольшие импульсы и небольшую инвариантную массу. А тут — только-только начали набор данных, и уже такой рекордсмен.

Комментарии
Комментарии