Как стояние на Угре положило конец игу

17 октября 1480 г. началось стояния на реке Угре, которое положило конец татаро-монгольскому игу.
Как стояние на Угре положило конец игу

535 лет назад, 17 октября 1480 г., произошло самое важное событие отечественной истории - родилась та Россия, в которой мы живём. Начало стояния на реке Угре положило конец татаро-монгольскому игу. К сожалению, факт этот ещё не вполне осознан.

Впрочем, и само это стояние рисуется как-то легкомысленно. Дескать, русские и ордынцы собрали армии, сошлись на реке Угре, провели там месяц да и разошлись восвояси. Иные намекают, что русским пособил «генерал Мороз» - татары откочевали на юг только по той причине, что зима в том году была ранняя и жестокая.

О том, кто олицетворял противоборствующие стороны, представление тоже смутное. С нашей стороны - Иван Великий - то ли князь, то ли колокольня. Предводителя татар помнят лишь по той причине, что поэтесса Горенко взяла псевдоним Ахматова в его честь - прабабка Анны Андреевны возводила свой род именно к Ахмату.

Малой кровью

А между тем хан Большой Орды Ахмат ждал как раз морозов: «Станет Угра - много откроется путей на Русь!» Войско ордынцев численностью от 100 до 200 тыс. сабель пыталось занять броды по Угре от Калуги до города Опакова (ныне село Палатки) - фронт длиной в 60 км. Там развернулась непрерывная четырёхдневная битва за обладание переправой. Летописные рассказы говорят об этом так: «Наши стрелами и пищальми много поганых побили, и без числа потопили в реке, а их стрелы меж наших падали и никого не уязвляли».

Особенных подвигов, достойных песен и былин, там не совершалось - в этом плане Угра не идёт ни в какое сравнение с Куликовым полем. Единственным подвигом стало вдумчивое планирование одной из крупнейших военно-политических операций Средневековья. И здесь все лавры заслуженно принадлежат Великому князю Московскому Ивану III.

Его сравнивают с Александром Невским и Дмитрием Донским. Сравнение не в пользу Ивана - доспехами с рядовыми ратниками не менялся, в первых рядах не бился и вообще почти всю кампанию просидел в Москве. Вернее, в Красном селе, поскольку москвичи обвиняли его в трусости, а архиепископ Вассиан Рыло и вовсе застыдил: «Может быть мне, пастырю духовному, рати возглавить надлежит, коли ты не возмогаешь?»

Комментарии
Комментарии