Как Москва росла вверх

Москва всегда была городом горизонталей, а не вертикалей. Об истории московских небоскребов — в статье.
Как Москва росла вверх

Москва всегда была городом горизонталей, а не вертикалей. Путешественники прошлых веков в один голос отмечали, что город широк, но не высок, будто его, как масло, размазали по огромному ломтю Восточно-Европейской равнины. Секретарь персидского шаха Орудж-Бек, побывавший здесь в конце XVI века, сетовал, что Москва — расточительница и занимает «земли больше, чем необходимо»: возле домов — сады, луга — между улицами. «Газета.Ru» проследила за эволюцией московских высоток.

До начала ХХ века город рос вширь, а не ввысь, осваивая земли вокруг себя экстенсивным путем. По данным переписи 1881 года, дома в один и два этажа составляли 95% жилого фонда.

По оси «игрек» в стародавние времена росли только церкви — во главе с Иваном Великим. Кремлевская колокольня была самым высоким зданием в городе на протяжении трех веков, правда с перерывами, что породило ныне почти забытую поговорку — «Высотой с Ивана, умом с болвана». Заложенная в XVI веке итальянцами, она в 1600 году доросла до 81 м, переплюнув, таким образом, самую высокую башню Кремлевской стены — Троицкую.

Иван Великий, сравнимый с 30-этажным домом, был осью, вокруг которой вращалась вся архитектура «одноэтажной Москвы» — с ее деревянными избушками, каменными палатами и другими, попроще, церквями, которые, по указу Ивана Грозного, нельзя было строить выше его белокаменного тезки.

Ослушаться грозного царя спустя два века после его смерти решился граф Меньшиков. Фаворит Екатерины, фактический правитель империи, в 1708 году он построил на Чистых прудах 84-метровую колокольню, получившую в народе прозвище «Меньшикова башня».

Это была одна из первых статусных битв между Москвой и нарождающимся тогда Петербургом — в Мясницкой слободе появилась уменьшенная копия Петропавловского собора, завершавшаяся 30-метровым шпилем.

Но проходит слава мирская — в 1723 году в шпиль бьет молния, храм сгорает, а спустя еще четыре года приходит конец и карьере его создателя — Александра Меньшикова лишают имущества и наград и ссылают в Сибирь, где он вскоре и умрет. Иван Великий возвращает себе звание самой высокой постройки Москвы — больше чем на век.

В 1881 году триумфально открывается главный московский долгострой, храм, про который в тогдашних путеводителях писали: «Выполнен топорно, без оригинальных архитектурных решений».

Комментарии
Комментарии