Интеллектуал и модернизация

Политолог Дмитрий Травин рецензирует впервые вышедшие полностью по-русски «Размышления аполитичного» Томаса Манна.
Интеллектуал и модернизация

Никогда механически-демократическое государство Запада не получит у нас прав гражданства». Это не из лозунгов «русской весны». И не из нравоучений «патриотической» публицистики. Это вообще не из отечественной литературы.

Я процитировал Томаса Манна – выдающегося немецкого писателя и гуманиста, лауреата Нобелевской премии. Только что вышла наконец у нас последняя из его не переводившихся целиком на русский язык книг – «Размышления аполитичного» (АСТ, 2015). Это не роман, а философская публицистика, написанная ровно 100 лет назад – в годы Первой мировой войны.

Местами Манн так зажигает, что у читателя, воспитанного на «Докторе Фаустусе», мороз может пробежать по коже: «Демократия в западном смысле и вкусе нам чужда и является у нас чем-то переводным, она существует только в прессе и никогда не сможет стать немецкой жизнью и немецкой правдой».

Для России Германия – это образцовый Запад. И демократия для нас – это англо-франко-американо-германский феномен. Но «Размышления аполитичного» рушат стереотипы. Томас Манн хлестко проходится по тем идеям, которые западный мыслитель, казалось бы, должен защищать: «Созрели для демократии? Созрели для республики? Какой вздор! Те или иные государственные, общественные формы либо подходят народу, либо не подходят». И дальше развертывается обоснование системы, которую Владислав Сурков, наверное, назвал бы суверенной демократией, а Манн именует народным государством.

Аргументы, правда, у него были такие, что ныне лишь самый циничный политик решится их озвучить. «Народ Германии более других остался народом, менее других выродился в класс и массу; и именно по этой эмоциональной причине человек, чей инстинкт возмущают крикливые призывы к демократии, сочувственно прислушивается к словам «народное государство».

Современная Россия по духовной атмосфере удивительно напоминает Германию столетней давности. Кайзеровскую империю, до боли обиженную на Англию, Францию, Америку и борющуюся за свое место под солнцем.

Комментарии
Комментарии