Новый, лучший мир

История Бориса Лурье, авангардиста и сталиниста, и его поклонницы Гертруды Стайн.
 Новый, лучший мир

Все началось с удивительной истории про художника Бориса Лурье, которую пересказывали в Нью-Йорке многие. Лурье родился в Петербурге в 1924 году, вырос в Риге, а во время войны попал в концлагерь. И тут начинаются чудеса. Борис, вставай, – молодой человек слышит голос отца. Может быть, это галлюцинация от голода. Откуда в концлагере отец, да еще и в шикарном костюме и в шляпе? – Борис, вставай и выброси эту дурацкую лагерную пижаму. Я принес тебе хороший костюм. Это не была галлюцинация. Когда в 1945 году лагерь освободили, отец разыскал сына. Потом была Америка. Сын стал американским художником. Отец – миллионером. Сын продолжал жить как в концлагере. К своим деньгам он не прикасался и после смерти отца. Он ненавидел капитализм, сексизм, продажность. Он не хотел, чтобы искусство украшало салоны. В самом начале шестидесятых вместе с группой нью-йоркских художников он провозгласил рождение не искусства – ноу арт. Здесь он встретил любовь своей жизни, красавицу Гертруду Стайн. Нет, не писательницу, а коллекционера и легендарного арт-дилера. В Нью-Йорке ее знали все. В 1962 году они вместе открыли галерею. С Гертрудой Стайн я встретилась в Манхеттене, в ее квартире, в огромной коллекции искусства двадцатого века.

– Госпожа Стайн, расскажите о себе и о том, чем вы занимаетесь.

– Я директор и организатор фонда художника Бориса Лурье. Мы популяризируем группу NO!art и ищем возможности показывать работы малоизвестных художников. Я знала Бориса около 45 лет и очень хорошо знаю это движение. Я была посвящена во все, чем он занимался. Я открыла первую галерею NO!art. Это была группа NO!-артистов, в которую входили Хусама, Жан-Жак Лебель, Эрроу, Мишель Стюарт и Сэм Гудмен. Мы сделали множество выставок NO!art. Например, мы первые сделали выставку с экскрементами, которая в свое время произвела в Нью-Йорке большой фурор.

– Борис Лурье, лидер движения NO!art, родился в Петербурге...

– Борис Лурье родился в Санкт-Петербурге в 1924 году, в известном доме, в котором жил Шаляпин. Его отец был очень состоятельным человеком, знал Ленина. Тогда началась плановая промышленность. Отец производил седла и был очень состоятельным человеком. Когда Сталин пришел к власти, он вынужден был переехать в Латвию, потому что при Сталине он мог быть уничтожен, как капиталист. Поэтому они уехали в Латвию, это было в год рождения Бориса.

Комментарии
Комментарии