Здесь был Сталин

В деревне Хорошево Тверской области в избе, где в 1943 году Сталин провел одну ночь, открыли его музей. Что об этом думают местные жители?
Здесь был Сталин

Только за период с октября 1936 года по июль 1938-го в Калининской (Тверской) области было арестовано не менее 16 722 человек. 73% арестованных были обвинены в антисоветской агитации. Репрессии охватили все слои населения, но больше всего пострадали жители деревень. На так называемых бывших кулаков, единоличников и колхозников пришлось 60% арестованных. Были районы, где все мужское население было арестовано поголовно.

— Скажите, вы, говорят, войну помните? Может быть, даже помните, как Сталин сюда приезжал?

– Конечно, помню, этот ведь дом, где музей сейчас, это дом брата моего отца. Брат умер еще перед войной, остались жена его и дочка. А моему отцу повестка пришла, мы пошли с матерью провожать его в военкомат, а он вдруг приходит обратно, говорит: «Меня оставляют». Я только когда немцы пришли, поняла, зачем его оставили: он знал немецкий и здесь был нужен. Я-то сама 30-го года. А вот уже в 42-м году, мы в землянке были, приехала машина, нам говорят руки вверх – хэнде хох, мать посадили в машину, соседей всех, а нас с отцом пешком погнали рядом, и мы были в лагере в Сычевке. Ох ты, Господи, даже говорить об этом не могу, слезы сразу. Там был гражданский лагерь, крыши не было, полно людей свезли, со всего Ржева, отовсюду. А мать вывезли с лагеря, заболела она, даже не помню, когда увезли, куда, как ее вывезли, понятия не имею, мама умерла, а как ее хоронить-то, Господи, до сих пор я благодарна этим сычевским жителям, на кладбище ее похоронили, на гражданском. Когда морозы начались, нас распределили по домам, там попадались семьи и плохие тоже, нас выгнали из дома, в бане сидим трое, отец лежит без сознания, нам принесли по картофелинке, мы ее проглотили, и все время стрельба, стрельба… Не могу вспоминать. Там сестра у нас одна умирает с голоду, с холоду, и вши, где рубцы, там все заполнено, съедали живьем людей; я сестру в снегу зарыла, никак не могли нормально похоронить. А в 43-м нас освободили. 15 марта. Уже без матери и без сестры. Ну и мы работали изо всех сил. И в какой-то день прихожу я на обед, 5 августа, что ли? И в огород хочу зайти, там ягоды хоть какие-то есть, и что я там вижу: лежат мужчины какие-то и все не в военной форме, а в гражданской, причем не то что в тюбетейках каких-то, а все в костюмах. Я остановилась, они меня допрашивать начали, а о чем – я и не помню; оказалось, что это караул был. Потом на второй день отец мне говорит: «А знаешь, вчера Сталин здесь был». Я говорю: «Па-ап, откуда ты можешь знать такие вещи?» А он говорит: «Мне теть Наташа сказала. Он у них ночевал». Я говорю: «Как же так, а где же они сами ночевали-то, теть Наташа и Соня?» А они ночевали у бабушки Ени. Он и сейчас стоит этот дом, плохонький такой, рядом.

— А как вообще относились к Сталину? Не боялись?

— А чего бояться-то! Это вы не понимаете. Я до сих пор его вспоминаю каждый день. И на эту власть, что вот эту демократию начудила, бандиты эти, как мышей расплодилось… У Сталина знаете как строго было.

— А чересчур строго не было? Что в этой деревне в 1930-е годы было?

— Ну, в этой деревне что было. Да вот только то было, что всех, кто был старостами, всех забрали. И они так уже и не вернулись. Вот на том конце Лапин Гриша жил — забрали, вон там староста жил — забрали, и других тоже.

Комментарии
Комментарии