История реального прототипа великого комбинатора

Гениальные Ильф и Петров списали своего героя с вполне реального одессита Остапа Шора — инспектора уголовного розыска и авантюриста, чья история жизни могла бы послужить основой дюжине романов.
История реального прототипа великого комбинатора

Ранним весенним утром 1927 года со стороны Большой Никитской полустрелковым шагом к массивной двери подошел высокий человек средних лет, в изящном костюме и лакированных штиблетах. Он посмотрел на медную табличку. На ней значилось: Редакция газеты «Гудок».

Показав красную книжицу вахтеру, высокий человек поднялся на третий этаж и без стука вошел в комнату «4-й полосы». В прокуренной дешевыми папиросами комнате находились два молодых репортера.

— Приветствую тружеников пера, — сказал вошедший.

Он сел на диван и закинул ногу на ногу.

— Привет, Валюн, — именно так Евгений Петров называл своего старшего брата Валентина Катаева. — Здравствуйте, Валентин, — кивнул второй репортер с грустными глазами. Его фамилия была Ильф. — У меня есть к вам деловое предложение... К вам обоим, — заговорщически произнес Катаев и оглянулся по сторонам. — Я хочу, чтобы вы стали моими... литературными неграми.

Евгений Петров и Илья Ильф недоуменно переглянулись.

В последнее время Валентину Катаеву не давала покоя мысль о том, он мог бы стать советским Дюма-отцом. Кто-то рассказал ему сплетню, что Дюма писал свои романы не сам, а нанимал начинающих писателей, давал им сюжет, они писали, а он редактировал. Валентин Петрович рассказал репортерам «Гудка» свой сюжет. История заключалась в том, что некий уездный предводитель дворянства Воробьянинов охотится за драгоценностями, зашитыми в один из двенадцати стульев. Ильфу и Петрову сюжет понравился. Авторитет Катаева гарантировал публикацию и, следовательно, гонорар. Без долгих размышлений новоявленные литературные негры в тот же день приступили к работе.

В качестве литературных героев решили максимально использовать всех своих знакомых. Литературные шаржи были сделаны на всех приятелей и друзей. Практически у каждого героя был свой прототип. Одного общего знакомого, некоего инспектора одесского уголовного розыска, они решили ввести в роман как эпизодическое лицо. Ему оставили его реальное имя, Остап. Что касается фамилии...

Комментарии
Комментарии