Metallica ma non troppo

История сонатной формы от Джироламо Фрескобальди до Джеймса Хэтфилда.
Metallica ma non troppo

29 марта 1829 года старик Гете сказал своему другу Иоганну Эккерману: «Среди моих бумаг я нашел листок, где я называю зодчество застывшей музыкой. Право, это неплохо сказано». Это сказано и впрямь неплохо, но у любого афоризма есть существенный недостаток: делая нарочитый акцент на одной стороне явления, он игнорирует другие. Из музыки нельзя исключить формопроцесс, как в архитектуре нельзя плюнуть на сопромат. Однако, структурно музыка и впрямь сложна — ни в литературе, ни в живописи нет столь же изобретательных формосхем (иногда называемых обобщающим выражением «форма-кристалл»). И если архитектура это застывшая музыка, то сонатная форма — ожившие Бранденбургские ворота.

Сонатно-симфонический цикл и его образный центр, сонатное allegro, активно развивались в течение полутора столетий (XVII и первая половина XVIII веков), чтобы окончательно сформироваться в музыке венских классиков. XVII век в академической музыке чем-то напоминает ХХ век для рок-музыки (или, если хотите, музыки Клуба 27): это эпоха поиска — в плане формы, тональности, музыкального склада, но в первую очередь — в плане образности. То есть, грубо говоря, музыканты того времени не столько пытались понять, как петь, а скорее о чем петь. Ярким примером подобного поиска может послужить такой жанр, как многочастная канцона Джироламо Фрескобальди («прабабушка» сонаты, а точнее, одна из прабабушек).

Здесь части еще не строго отграничены друг от друга, тональный план прост, чтоб не сказать примитивен, тематизм имеет слабое развитие, и, конечно же, отсутствует внутренняя контрастность. Но у Фрескобальди другие задачи: он ищет пока только единства целого и монолитности образа, становящегося в музыкальном процессе. Кажется, какими-то похожими соображениями (или интуициями) руководствовались, например, Моррисон или музыканты Pink Floyd, когда создавали свои масштабные, далеко ушедшие от куплетно-припевной формы, композиции.

В музыке композиторов конца XVII — начала XVIII веков закрепляется понятие цикла (не только сонатного, но и сюитного). В сонатах da chiesa Арканджело Корелли уже определенное (три или четыре) количество контрастирующих между собой частей и ясный их функционал: патетическое вступление (исключается, если цикл трехчастный), образный центр произведения — интонационно размашистая фуга (allegro или vivace), медленная лирическая третья часть и быстрый финал, образующий своего рода арку с фугой.

Комментарии
Комментарии