Петербург в эвфемизмах

Северная Венеция, Петра творенье, окно в Европу, Колыбель революции, Культурная столица – какие только неофициальные имена в разные времена ему не давали!
Петербург в эвфемизмах

Питер

Для кого-то в этом лаконичном названии кроется какая-то особенная теплота и нежность по отношению к городу, а кто-то считает это неформальное имя Петербурга чересчур фамильярным и даже практически оскорбительным. Столица империи, Колыбель революции, блокадный Ленинград – как можно использовать современный сленг, говоря о городе с такой великой историей? Противники этого короткого наименования правы и не правы одновременно. Да, сленг, но совсем не современный – впервые Петербург назвали Питером в конце XVIII века в художественной литературе (например, в «Путешествие из Петербурга в Москву»), а окончательно «народным» это имя стало в начале XIX века. «Простой народ говорит у нас Питер вместо Петербурга», – отметил в примечании к первому тому «Истории государства Российского» Н.М. Карамзин.

И если уж говорить совсем начистоту, то это неформальное имя – не что иное, как разговорное сокращение самого первого названия города на Неве. Санкт-Питер-Бурх – если откинуть первую и последнюю части, получится «Питер». Просто и без лишней претенциозности. Между прочим, именно от русского разговорного «Питер» произошло официальное название города на финском языке – Pietari.

Самое удивительное, что «Питер» встречался не только в речи простолюдинов и городском фольклоре (народные песни: «Вдоль по Питерской», «Как во славном во городе во Питере»), но и в неформальном общении дворян – например, в письмах Н.А.Львова к Г.Р Державину и во воспоминаниях И.М. Долгорукова.

Разумеется, в советское время, когда город был переименован в Ленинград, частота употребления этого неформального названия значительно снизилась, но «Питер» не исчез, а просто ждал своего часа. И, действительно, когда «Ленинград» остался в прошлом, а «Санкт-Петербург» звучал все еще слишком непривычно, «Питер» вновь свободно вошел в разговорную речь горожан и остался в ней до сих пор. Ведь можно быть петербуржцем, но при этом быть без ума от Питера.

Комментарии
Комментарии