«Советский мир нейтрализует смерть»

Как менялось представление об ужасе в нашей стране за последние 100 лет и как эти изменения отображались в текстах.
«Советский мир нейтрализует смерть»

Роман Лошаков, психотерапевт: Мне в детстве казалось, что страх и ужас стимулируют творчество и выбивают человека из привычного состояния. Потом, когда я начал заниматься медициной, выяснилось, что довольно много моих пациентов предъявляют жалобы на то, что меня, собственно, и интересует. Для меня страх являлся источником собственного драйва и миросозерцания, а для них — непроходимой областью, которую они тщательно избегали. Помню, в юности родители рассказали о Ницше, о Шопенгауэре, дали почитать Пильняка, Андреева. Чего боялись их современники? Толстой, который жаловался, что ему не страшно, когда его Андреев пугает… Мне было любопытно, каким образом возникновение психодинамических дисциплин в конце XIX века и проникновение идей психоанализа в кинематограф меняли общественное мнение относительно того, что следует считать жутким, ужасным, страшным. Михаил, а вы как этой темой заинтересовались?

Михаил Климин, философ, антрополог: Для меня точкой невозврата, после которой я стал по-настоящему серьезно увлекаться ­историей страха в России, стал фильм Альберта Мкртчяна «Прикосновение» 1992 года. Формально это низкобюджетное жанровое кино, его часто воспринимают как фильм категории «Б». На деле же он показывает некоторые формации, образующие пресловутый русский ужас. Героически умирает советский рабочий, он заслоняет своим телом поток кислоты в цехе и препятствует ее проникновению в другой цех, что могло бы вызвать серьезную аварию. После смерти он начинает являться своим родственникам, вынуждая их совершать самоубийства, буквально перетягивает близких в мир мертвых. Классическая такая быличка про вернувшегося покойника — не находите? В ситуации пытается разобраться милиционер. Он влюбляется в дочку мертвеца и в кульминации фильма, когда заканчиваются все возможные рациональные решения, приходит на кладбище поговорить с могилой. И покойник ему отвечает! Милиционер клянется перед могильным камнем, что будет совершать убийства и творить зло во имя этого мертвого героя.

Комментарии
Комментарии