Интервью с ученым, посадившим зонд на комету

Мэтт Тейлор — научный сотрудник проекта «Розетта», благодаря которому рукотворный аппарат впервые приземлился на комету.
Интервью с ученым, посадившим зонд на комету

Каково это — участвовать в миссии по полету к комете? Как проходит ваш рабочий день, наверняка он чем-то отличается от занятий представителей обычных профессий.

Я трачу кучу времени на имейлы, составление таблиц и отчетов. Это довольно скучно. Только когда я рассказываю о самом проекте, вдруг вспоминаю: ведь на самом деле то, что я делаю, довольно круто! Моя главная задача в том, чтобы научная часть проекта была отработана по максимуму. Также мне приходится следить, чтобы все ученые на проекте были довольны. Это не так просто: ядро команды — это 11–15 специалистов, которые преследуют самые разные научные цели.

Чем занимаются все эти ученые?

Моя научная деятельность была всегда связана с физикой плазмы. Но крупные миссии вроде «Розетты» охватывают большое количество тем. На нашем аппарате есть инструменты для разных измерений: одни детекторы — для изучения объектов, другие — для пыли и газа, и т.д. Каждая команда отвечает за отдельный инструмент, из-за этого бывают конфликты: например, чтобы задействовать один датчик, нужно развернуть аппарат так, что нельзя использовать другой.

До рукоприкладства не доходит?

Нет, я бы назвал это динамичными дискуссиями, которые мне приходится разруливать.

Вы с самого начала на проекте?

Я присоединился к «Розетте» в июне 2013 года. До этого я работал на аналогичной должности в миссии «Кластер», цель которой — изучение взаимодействия Солнца и магнитного поля Земли. То есть как раз по части физики плазмы. Но когда я согласился на должность в «Розетте», я не представлял, что это настолько сложный проект.

Комментарии
Комментарии