Китайский гамбит дипломата Игнатьева

За победу, давшую России 155 лет назад статус морской державы, он был осыпан орденами.
Китайский гамбит дипломата Игнатьева

«Превзошел все наши ожидания...»

Кто бы что ни говорил, а великой морской державой де-факто Россия стала 2 (14) ноября 1860 г. В этот день в Пекине ее и китайскими представителями был подписан договор, закрепивший за Россией право единоличного владения территориями между нижним течением Амура и Кореей. Включая береговую линию и удобные гавани, где впоследствии выросли порты Владивосток, Ванино, Находка, Восточный, Посьет...

Присоединение Приморья связано в истории с личностью генерал-губернатора Восточной Сибири графа Н. Н. Муравьева-Амурского. Но вот что сам он писал тогдашнему министру иностранных дел России князю А. М. Горчакову:

«Все сомнения рассеяны, теперь мы законно обладаем и прекрасным Уссурийским краем, и южными портами, и приобрели право сухопутной торговли из Кяхты, и учреждения консульств в Урге и Кашгаре. Все это без пролития крови, одним уменьем, настойчивостью и самопожертвованием нашего посланника, а дружба с Китаем не только не нарушена, но скреплена более прежнего. Игнатьев превзошел все наши ожидания...».

Посланник Николай Павлович Игнатьев — главный герой малоизвестной дипломатической войны, с блеском выигранной Россией.

Царский крестник

Я встретился в Москве с биографом Н. П. Игнатьева, доктором исторических наук В. М. Хевролиной. По ее совету разыскал несколько старых документов, в том числе две нетонкие книги, изданные более века назад и с тех пор не переиздававшиеся. Одна написана самим Игнатьевым, вторая, судя по всему, — с его слов. И в течение нескольких дней буквально проглотил почти 800 страниц — смесь уникальных документов, детектива и авантюрного романа.

К моменту китайской командировки Игнатьева уже был подписан Айгуньский договор, согласно которому левобережье Нижнего Амура признавалась российской территорией, а позарез необходимые нам правобережные земли территориями «общего владения». За подписание договора государь вознаградил Н. Н. Муравьева титулом графа Амурского. Но, как вскоре выяснилось, преждевременно. Китайцы наотрез отказались ратифицировать договор, видя в России вероломного соседа. Кто мог переубедить их?

Официальные документы не объясняют, чем руководствовался Горчаков, поручая сложнейшую дипломатическую интригу Игнатьеву. Мы можем лишь строить предположения. А для этого надо поближе познакомиться с нашим героем.

Начать придется издалека, с декабрьского вечера 13 декабря 1825 года, когда вдова артиллерийского генерала Николая Ивановича Игнатьева Надежда Егоровна имела серьезный разговор со своим единственным сыном Павлом. И взяла с него слово, что назавтра он будет разумен. Утром первая рота Преображенского полка под командованием капитана П. Н. Игнатьева первой пришла на Дворцовую площадь под знамена государя Николая Первого.

После подавления восстания декабристов карьера Павла Игнатьева верно пошла в гору. Он завершил свой жизненный путь председателем Комитета министров Российской империи. А о его близости к царской семье говорит уже то, что крестным отцом его первенца Николая стал старший сын и наследник государя юный великий князь Александр Николаевич.

Царский крестник оправдал ожидания отца: с отличием, как лучший выпускник 1849 года, окончил Пажеский корпус, где товарищи называли его Красным Солнышком; с серебряной медалью вышел из Николаевской военной академии; в чине полковника отправился военным агентом (атташе) в Лондон; руководил экспедицией в Хиву и Бухару, заключая договоры с эмирами...

Пакет c распоряжением Александра II — отправиться с миссией в Китай — застал Игнатьева на границе. А орден Св. Анны 2-й степени и генерал-майорский чин — через несколько дней в Петербурге.

Николаю Павловичу шел двадцать седьмой год...

11 месяцев переговорной пытки

Вместе с Игнатьевым в Пекин отправились артиллерийский капитан Лев Баллюзек (заместитель и первый помощник), опытный переводчик Александр Татаринов, неопытный, но самонадеянный секретарь Вольф, переводчик с монгольского языка Вамбуев, пятеро конвойных казаков и верный камердинер Митя Скачков. В середине июня 1857 года они были у стен Пекина.

Комментарии
Комментарии