Людмила Улицкая о «Лестнице Якова»

Интервью писательницы по случаю выхода ее нового романа.
Людмила Улицкая о «Лестнице Якова»

После выхода «Зеленого шатра» в 2011 году Людмила Улицкая сказала, что больше романов писать не будет. Но, к счастью, слова не сдержала. Только что появилась книга «Лестница Якова», жанр которой трудно определить однозначно. Это и эпистолярный роман, основанный на переписке деда и бабки писательницы, и семейная сага, и притча о жизни отдельного человека и сменяемости поколений: репрессированный Яков Осецкий пишет своей жене Марусе из лагерей, а спустя годы их внучка Нора находит и читает эту переписку. При этом жизнь Норы идет своим чередом: она любит одного, выходит замуж за другого, рожает сына, хоронит родителей, стареет, борется с болезнью, радуется появлению внука. С Людмилой Улицкой беседовала обозреватель «Ленты.ру» Наталья Кочеткова.

«Лента.ру»: «В 2011 году я открыла довольно объемную папку, которая хранилась у меня дома давным-давно, с тех пор, как умерла моя бабушка. В ней я обнаружила их с дедом переписку, которая длилась много лет, начиная с 1911 года», — так прокомментировали вы выход романа «Лестница Якова». Почему вы (как и ваша героиня Нора) не сразу прочли письма? Что мешало вам заняться этим тут же, как только папка попала вам в руки? Тактичность по отношению к родственникам? Страх узнать что-то, что может быть вам неприятно?

Людмила Улицкая: Я открыла лежащее сверху письмо, увидела дату — 1911 год. Писем было около пятисот. И закрыла. Страшно было. Было такое чувство, что посыплются скелеты из шкафа. Это страх молчащих поколений — мы многого не знаем о своих родителях, да и знать не хотим. Потом прочитала, уже в 2011 году, когда исполнилось столетие с момента написания первого письма. Поняла, что после моей смерти дети просто выбросят эти письма на помойку. И это снова был страх — на этот раз страх забвения, которым так глубоко больна вся наша страна.

«Лента.ру»: Между историей вашей семьи и историей семьи Осецких так много совпадений, что велик соблазн назвать роман «Лестница Якова» биографическим. Ваш дед Яков Улицкий, как и герой романа Яков Осецкий, много лет провел в лагерях и ссылках. Как-то в интервью вы признались, что в 15 лет почувствовали себя старше вашей матери (так же чувствует себя Нора). В Википедии написано, что ваш младший сын Петр «джазовый музыкант, в настоящее время работает синхронным переводчиком» — как Юрик, Норин сын. Но часто такие совпадения обманчивы. Автор позволяет себе воспроизводить канву реальной истории, но наполняет ее совершенно другими смыслами и обстоятельствами. Как обстоят дела с «Лестницей Якова»?

Людмила Улицкая: В эту топку все идет — и собственная жизнь тоже. И весь опыт, и все размышления, и прочитанное, и выдуманное, и реальный документ, и сон… Сочетание исповеди и конструкции. Это была трудная работа, очень трудная. А что вами руководит, когда вы задаете этот вопрос, — насколько правда то, что я написала? Насколько вы поверите — настолько и правда. Если вас интересует, был ли у меня лично роман с грузинским режиссером, то могу сказать: нет. Много ли я вложила в героиню своих собственных мыслей и открытий? Да, много. Я предлагаю читателю книгу, которую сочинила, и оставляю за ним право прикидывать, что именно я насочиняла, что подсмотрела у соседки, что есть чистая правда моей биографии.

Комментарии
Комментарии