Как стать великим человеком

Корреспондент «Журнала ЖЖ» посетил особняк Петра Капицы на территории Института физических проблем.
Как стать великим человеком

Молодой человек с курительной трубкой вальяжно откинулся на стуле. Его яркий зелёный пиджак контрастирует с простым костюмом его товарища, тепло глядящего на юношу. Они оба родились в России и оба в будущем станут лауреатами Нобелевской премии — Николай Николаевич Семёнов за достижения в области химии, юноша в зелёном — его зовут Пётр Леонидович Капица — за открытия в физике низких температур.

«Вы знаменитых людей рисуете. Мы пока не знамениты, но станем такими. Напишите нас»,— якобы сказали молодые люди художнику. Двойной портрет кисти Бориса Кустодиева известен многим, но мало кто знает, что висит он не в Эрмитаже или Третьяковской галерее, а в музее-кабинете Петра Капицы.

Уютный двухэтажный коттедж прячется в глубине парка на территории Института физических проблем, который сейчас носит имя своего основателя — в 1934 году советские власти аннулировали визу Капицы и вынудили его перенести свои исследования из Великобритании в СССР. Этот особняк легко представить в Оксфорде или Кембридже, где молодой Капица работал под руководством «отца ядерной физики» Эрнеста Резерфорда.

В его стенах до сих пор витает дух великого ученого, говорит директор музея Татьяна Балаховская: «Здесь хранятся не только экспонаты, но и огромный фотографический и документальный архив: есть и видеозаписи, и фонограммы. Количество материала хватит на десяток диссертаций — уж точно кандидатских, может и докторских. В гостях у Капицы бывали практически все известные современники: Любовь Орлова, Юрий Любимов, Владимир Высоцкий, Александр Солженицын, Алексей Толстой, Соломон Михоэлс и многие другие».

В гостиной на первом этаже висят десятки фотопортретов известных деятелей искусства и науки, почти все — с автографами. Есть и фотография прославленного датского физика Нильса Бора, трижды рекомендовавшего кандидатуру Капицы Нобелевскому комитету. В центре комнаты стоит обеденный стол, который Петр Леонидович сделал сам — мастер на все руки, он любил столярничать, но умел делать и сложные приборы, например, чинить часы. На каминной полке выделяется столетняя керамическая бутылка голландского джина Old Geneva. «Джин испарился, зато джинн наверняка на месте»,— смеется хранительница музея.

Комментарии
Комментарии