Как Минаев подсадил Россию на гламур

Писатель и бизнесмен Сергей Минаев рассказал о еде, моде, цинизме и народе.
Как Минаев подсадил Россию на гламур

Писатель и бизнесмен Сергей Минаев продолжает монетизировать бренд «Духless» — теперь это не только книжки и фильмы, но также бар на Тверской. По просьбе «Афиши» Павел Вардишвили поговорил с ним о еде, моде, цинизме и народе.

Минаев и общепит

Повод для разговора у нас — открытие бара «Духless», и первый очевидный вопрос: кто ваша целевая аудитория? Кто те люди, которые будут к вам ходить?

Мы открывались в три дня — и у нас было две разные аудитории. В четверг и в субботу были люди, которым, наверное, по 35+, а в пятницу — типичная аудитория Антона Севидова. Креативщики, маркетологи, пиарщики, люди, связанные со словом, какое-то количество менеджеров. В Москве есть какое-то количество людей — оно исчисляется десятками тысяч, — которые готовы платить за свой досуг. К сожалению, за последний год это количество уменьшилось.

Я часто бываю у вас в «Хлебе и вине» на Патриарших.

Я не могу описать аудиторию «Хлеба и вина» на Патриарших, потому что там сидит Эвелина Хромченко, сидишь ты, а еще сидят какие-то девчонки, которые платят по 1200 р. за ужин. И это совершенно разные люди.

А «Духless» — я давно собирался сделать бар, и в разные годы это по-разному выглядело в голове. Мы хотели сделать место, комфортное для наших друзей, и понятно, что когда ты говоришь «для наших друзей», это не про бизнес. Ты сразу забыл про деньги и списал это в bad debts. Это не место для избранной публики с жесткой селекцией. Мне кажется, в 2015 году об этом говорить как минимум смешно, как максимум глупо. А что насчет интерьера и концепции? К ним тоже есть много вопросов. Я помню еще клуб Mix, 2008 год, и там стояла…

Я не помню даже Mix 2008 года. Что там стояло?

Там рядом с «Миксом» у паба London стояла та же красная телефонная будка, что сейчас у вас в фойе.Мы пошли по очень простому пути. Стены — это XIX век, они здесь были закрыты ужасными гипсокартонными панелями. Мы открыли весь этот шталевский кирпич, все эти потолки шикарные сводчатые; это что касается основы — она живая, натуральная, ее можно потрогать рукой.

Комментарии
Комментарии