Первая кровь Гражданской войны

Как москвичи расстреливали Кремль из пушек в октябре 1917 года.
Первая кровь Гражданской войны

Когда до Москвы дошла весть о том, что Временное правительство арестовано, и власть в Питере перешла к Совету народных депутатов, большинство горожан оказалось в полной растерянности. Тем более, что информация была сбивчивая и неточная. Лишь к середине дня 7 ноября (по новому стилю), когда до Москвы добрались первые свидетели из столицы, ситуация прояснилась. Город замер в напряженном ожидании.

Первопрестольной после революционного февраля управляла всенародно избранная городская Дума, а городским главой был Вадим Викторович Руднев. Это был человек уважаемый — земский врач, эсер, прошедший две сибирские ссылки за революционную деятельность. С началом войны он добровольцем ушел на фронт, вернулся уже после февральских событий. Получив первые же сведения из столицы, Руднев, естественно, созвал экстренное совещание, попытался взять ситуацию под контроль. Четверть голосов в Думе принадлежала социал-демократам разных течений, большевиков было чуть более десяти процентов. Остальные поддерживали Временное правительство. Диалога не получилось. Дума создала Комитет Общественной безопасности, а большевики в ответ покинули ее и создали свой Военно-Революционный комитет. Началась поляризация, готовая перерасти в столкновения. Солдатам запасных полков ВРК обещал «охранную грамоту» от отправки на фронт, по частям разъехались большевистские агитаторы. Они и до того активно там работали. Офицеров начали разоружать и арестовывать, в городе были отмечены первые случаи расправ. Вооруженные солдаты с красными повязками вышли на улицы, а относительно организованные отряды под руководством большевистских активистов отправились на захват Кремля, вокзалов, почтамта и других стратегических пунктов.

Одновременно и другая сторона стала приобретать конкретные очертания. Не имея указаний от начальника Московского военного округа полковника Константина Рябцева, часть верных присяге офицеров стала самостоятельно искать способы для объединения.

«Часть офицеров требовала немедленного выступления, ареста Главнокомандующего, ареста Совета, другие склонялись к выжидательной тактике. Были среди нас (офицерского собрания 56-го полка — прим. МОСЛЕНТА) два офицера, стоявшие и на советской платформе. Проспорив бесплодно два часа, вспомнили, что у нас в Москве есть собственный, отделившийся от рабочих и солдатских, Совет офицерских депутатов. Вспомнили и ухватились, как за якорь спасения. Решили ему подчиниться ввиду измены командующего округом, поставить его об этом в известность и ждать от него указаний. Пока же держать крепкую связь с полком».

(Из воспоминаний Сергея Эфрона, участника событий, прапорщика 56 запасного полка. Кстати, мужа поэтессы Марины Цветаевой.)

Комментарии
Комментарии