Последние слова Андре Шенье

Филолог о предсмертных словах французского поэта, их связи с романом Дидро и интерпретациях в культуре ХХ века.
Последние слова Андре Шенье

У Пушкина есть стихотворение «Андрей Шенье», посвященное гибели любимого им французского поэта XVIII века Андре Шенье. К одной из последних строчек этого стихотворения Пушкин дает примечание, поясняющее обстоятельства этой гибели. «На месте казни, — пишет Пушкин, — он ударил себя в голову и сказал: pourtant j’avais quelque chose là» (“а все-таки у меня здесь что-то было”). Пушкин на самом деле склеил два рассказа.

Один принадлежал Франсуа Рене де Шатобриану, который впервые обнародовал эту легенду в своем трактате «Гений христианства» в 1802 году, а второй рассказ принадлежал биографу, первому издателю стихов Андре Шенье Анри де Латушу в 1819 году. И эта легенда оказалась очень важной для французской литературы в эпоху романтизма, потому что ее повторяли с разными вариациями такие крупные писатели, как Альфред де Виньи в романе «Стелло», Альфонс де Ламартин в «Истории жирондистов», Жюль Барбе д’Оревильи и другие.

Событие, о котором идет речь, произошло 25 июля 1794 года, когда поэт, арестованный по случайному обвинению во время французского террора, был казнен на эшафоте в революционном Париже.

И сохранилась эта легенда, что он перед казнью разговаривал с другим осужденным, тоже поэтом, Николя Рише. Они беседовали о французской литературе, о Расине, и Шенье якобы воскликнул: «Я ничего не успел сделать в жизни, а между тем у меня здесь кое-что было!» Этот жест интересен многим. Экспрессивный жест перед казнью. Шенье якобы вдруг вспоминает о собственном таланте, который он не успел осознать при жизни — он погиб молодым, в 32 года. Он говорит о том, что у него в голове что-то было, а не есть, как будто ее уже отрубили ножом гильотины, как будто бы это уже отрубленная голова мертвеца вспоминает собственную жизнь. Его странная макаберная шутка связана во многом с традицией легендарных и полулегендарных предсмертных слов, произносимых осужденными во время террора. Это была целая традиция таких легенд. И, строго говоря, ничто не доказывает, что Шенье в самом деле такое говорил. Вполне вероятно, что это выдумано кем-то из изложивших эту легенду.

Комментарии
Комментарии