Вальсы с городом. Фёдор Шехтель

Здания Шехтеля - застывшая музыка вальса - чувственная и воздушная, с чёткой структурой и композицией.
Вальсы с городом. Фёдор Шехтель

«Профессии не выбирал - было решено давно: конечно же, архитектурное отделение Училища живописи, ваяния и зодчества».

Так решил Фёдор Шехтель, когда после гибели отца переехал с матерью в 1875-м в Москву в дом Павла Третьякова. Именно там матери дали работу. Вероятно, дух искусства, царящий в семье коллекционера живописи, и повлиял на выбор профессии будущего художника-архитектора.

От избушки до замка

«Ещё будучи совсем молоденьким учеником, посещавшим архитектурные классы, Шехтель часто приходил к нам в 1877 г., когда мы были особенно бедны. Стоило только нашей матери сказать, что у неё нет дров, как он и его товарищ Хемус уже приносили ей под мышками по паре здоровенных поленьев, украденных ими из чужого штабеля по пути», - вспоминал Михаил Чехов, брат Антона Чехова. Но учёба продлилась недолго: спустя три года после поступления студента Шехтеля отчисляют из-за... частых прогулов. И только в 1902-м (после многочисленных построек) уже признанный гений получает звание академика.

Архитектуру принято сравнивать с застывшей музыкой. Здания Шехтеля - застывшая музыка вальса - чувственная и воздушная, она имеет чёткую структуру и композицию. Начинаем кружиться... Раз-два-три, раз-два-три... И мы возле дома Шехтеля - особняка в Ермолаевском переулке, д. 28/15 ➊, в котором он какое-то время жил со своей семьёй. «Построил избушку непотребной архитектуры, которую извозчики принимают то ли за кирху, то ли за синагогу», - оценивал зодчий свой труд в письме к Антону Чехову. И в этом ироничном высказывании - немалая доля правды. При пристальном взгляде на дом можно увидеть и средневековый английский замок, и русскую избу. Всё зависит от ракурса. Это здание можно сравнить с первым романом и абсолютно свободным проявлением чувств, когда влюблённость захлёстывает и когда не существуют никакие запреты и рамки.

Плавные движения вальса ведут нас к дому дочери фабриканта-миллионера Ивана Бутикова - Александры Дерожин­ской (Кропоткинский пер., д. 13) ➋. Здесь архитектор выступил и как живописец: по его эскизам была сделана каждая мелочь, включая торшеры и ручки дверей (кстати, входная была в виде чёрного паука).

Комментарии
Комментарии