«Семь Гамлетов в пределах одного сезона — многовато»

Шекспировед Алексей Бартошевич рассказывает, что происходит с пьесами Шеспира на сцене сегодня.
«Семь Гамлетов в пределах одного сезона — многовато»

В прошлом году был юбилей Шекспира (со дня рождения), а в будущем опять будет юбилей Шекспира (уже со дня смерти). Главный специалист в России по Шекспиру рассказывает, что происходит с его пьесами на сцене сегодня.

«Шекспиром мы объелись. Его были какие-то завалы. Все-таки семь (!) «Гамлетов» в пределах одного сезона — это многовато. Тем более, это такая пьеса, на которую нужно иметь некоторое духовное и эстетическое право, что понимают совсем не все люди, которые ставят эту пьесу. Хотя кое-что даже по гамлетовской части все-таки появилось.

Во-первых, как там ни оценивай «Гамлета» в Театре Наций, это довольно серьезное театральное событие. Евгений Миронов играет помимо Гамлета все прочие роли, с явным актерским жадным удовольствием превращаясь то в Офелию, то в Гертруду, то в Гильденстерна с Розенкранцем одновременно, то в Лаэрта, с которым он, Гамлет, ведет дуэль в последнем акте. Как это делает Миронов — один господь бог знает. И за этим действительно стоит огромная актерская жадность, актерский восторг, счастье превратиться во все что угодно — в любого человека или предмет. Расширить свою личность до пределов мироздания, превратиться во все, стать всем. Миронов в самом деле большой актер. К сожалению, не всегда у него в процессе этих преображений остается дыхания и содержания для самого Гамлета, но во всяком случае это очень яркая работа.

Но! Я был на одном из первых спектаклей, а потом, когда он был выдвинут вместе с декорациями Лепажа на «Золотую маску», я пришел на него снова, уже в составе жюри. И был поражен тем, сколько он потерял и как он выдохся. Кроме этих поразительных технических штук, на которых он был построен и которые вылезли на первый план, в нем ничего не сохранилось. Он оказался на редкость пустой, что было для меня очень досадно. Потому что я, честно говоря, очень рассчитывал, что этот спектакль стоит того, чтобы получить «Маску». Ничего он не получил — это было неизбежно. К сожалению, убедить членов жюри, что когда-то это было что-то совсем другое, было довольно трудно. Возможно, это была случайность: в конце концов, театр — дело живое.

Комментарии
Комментарии