«История России как неостывшая лава»: интервью с историком Евгением Анисимовым

Знаменитый историк Евгений Анисимов — об отражении эпохи Петра в современности, нелюбви академической науки к нон-фикшну и о том, что снится историкам.
«История России как неостывшая лава»: интервью с историком Евгением Анисимовым

Как вы считаете, «Императорскую Россию» можно предлагать подростку как альтернативный учебник по истории? Когда молодой человек никак не может сидеть над школьным учебником, который рекомендует Министерство образования, — можно ли этой книгой привлечь его к изучению истории?

Я эту задачу и ставил. Я решил не заглядывать ни в один учебник. Хотя я довольно давно уже их и не читал, сам в основном писал вместе с Каменским (Александр Борисович Каменский, историк. — Прим. ред.). Я поставил задачу написать так, чтобы это было всем интересно. Ну а что такое «интересно»? Во-первых, не врать, во-вторых, так, чтобы были какие-то, как молодежь говорит, фенечки интересные, моменты, которые могли бы привлечь внимание. За этой работой стоит много других научно-популярных, которые я делал. Дело в том, что среди историков-профессионалов научно-популярный жанр как бы считается низким. Нужно писать скучные монографии.

А каковы причины этого?

Это традиции академической науки. Потому что научно-популярный жанр, как правило, использовали полуисторики, публицисты типа Валишевского и прочих. Что на самом деле неправильно. Потому что историк, если он не может донести информацию нормальным человеческим языком до массы людей, то грош цена его монографии. Бывает, берешь замечательную монографию и как преподаватель думаешь, как бы это вставить. И невозможно использовать! Потому что зачастую господствует профессиональный кретинизм, когда спрашиваешь человека: «Что было в 1816 году?» — а он говорит: «Я кончаю 1812 годом». И ничего дальше не знаю. Другая крайность — это университетская профессура, которые сами глубоко ничего не знают, но обо всем глубоко могут судить. Вот я и поставил задачу — и чтобы было популярно, и чтобы за этим стояли проверенные факты.

Кроме всего прочего, мне хотелось в эту книгу внедрить собственно источник. Дать какие-то отрывки, которые позволяли бы самому человеку судить о произошедшем. Там в начале есть о майском восстании 1682 года, когда Софья пришла к власти. Я дал два источника — из одного лагеря и из другого, потому что всегда нужно уважать читателя, а не навязывать ему пережеванное.

Комментарии
Комментарии