Врангель: тайны «черного барона»

21 ноября исполняется 95 лет со дня исхода Русской армии генерала Врангеля.
Врангель: тайны «черного барона»

Сегодня, 21 ноября, исполняется 95 лет со дня исхода Русской армии генерала Врангеля. Врангель — одна из самых противоречивых фигур Белого движения. До конца жизни он вел и открытую, и «тайную» войну против большевиков, их агентов за границей и подложной организации «Трест».

Белая армия, чёрный Барон

Снова готовят нам царский трон,

Но от тайги до британских морей

Красная Армия всех сильней.

«Марш Красной Армии». Горинштейн П.

Черный барон

Из всех предводителей Белого движения барон Врангель был чуть ли не единственным, кто сочетал в себе качества военного и управленца, генерала и чиновника. Он происходил из старинного знатного рода, который подарил России целую плеяду талантливых военных, первооткрывателей и удачливых дельцов, коим был отец Петра Николаевича, Николай Егорович Врангель. Он прочил светскую карьеру и своему старшему сыну, который, впрочем, не проявлял особого интереса к военной деятельности и благополучно числился корнетом гвардии в запасе.

Все изменилось во время русско-японской войны, когда молодой барон добровольно взялся за шашку и более ее не отпускал. А дальше кровопролитная русско-японская война и награды за храбрость и «отличие в делах против японцев», «Святой Георгий» за безумную конную атаку под Кашеном во время Первой мировой, которая должна была закончиться разгромом, но завершилась полной победой и взятием неприятельской батареи. Потом Гражданская война, рождение «черного барона» и долгие годы бесплодных трудов в эмиграции.

Прозвище «черный барон», полученное благодаря его неизменной привычке носить черную казачью черкеску, и растиражированное строками в песни «Красная армия всех сильней», стало нарицательным и долгое время представляло собой аллегорию мирового зла, врага народа №1, который своими интригами не дает «возродившейся стране» нормально развиваться, стремясь вернуть «монархическое рабство». В стане белых он был одной из ключевых фигур, которому, впрочем, симпатизировали далеко не все. Да и сам он далеко немногих жаловал. Ему принадлежит фраза: «Хоть с чертом, да против большевиков».

Комментарии
Комментарии