Англичанка о домашних котлетах и свободе в русском театре

Молодая театральная деятельница из Лондона рассказывает о дикой энергии Москвы нулевых, поездках на дачу и русской дистанции в отношениях.
Англичанка о домашних котлетах и свободе в русском театре

Изабель Дуглас-Гамильтон

Чем занимается: менеджер по международным проектам в «Электротеатре»

Откуда: Лондон, Великобритания

Русскую культуру я любила с самого детства: моя мама рассказывала, как во время перестройки приезжала в Москву. Ей было 17 лет, и кто-то попросил ее в Лондоне привезти сюда книжки Сахарова — она даже не знала, кто это. Такая юная, а в руках нелегальные публикации ученого, который тогда сидел под домашним арестом. Поэтому и с Россией, и с Москвой у меня ассоциируется приключенческая романтика. Кроме того, мой отец был пианистом, играл русских композиторов, и они меня сводили с ума. И русский театр, конечно: Дягилев, балет, все это.

Когда мне исполнилось 18, я решила научиться рисовать и отправилась в «Муху» (Санкт-Петербургская художественно-промышленная академия имени А. Л. Штиглица. — Прим. ред.), чтобы получить старомодное русское образование. В Лондоне ничего подобного уже не осталось: наши школы очень современные, а я хотела пройти классическое строгое обучение. В Питере пять лет назад было трудно найти место с нормальной едой и разумными ценами. Люди тогда немного шарахались от иностранцев, но они и сейчас реагируют так же диковато. При этом все оказались невероятно открытыми, многие сразу же хотели стать моим другом. Случайные знакомые могли позвать с собой на вечеринку на бывшем заводе на окраине или в какой-нибудь клуб, который открылся две секунды назад, все было неожиданно. Первое время я была перепугана: никого не знала, не говорила по-русски, у меня не было друзей, и все казалось очень опасным. Я не понимала, где купить овощи, боялась полицейских. Когда появились друзья из «Мухи», все стало нормально.

В Москве я впервые побывала лет в 18, провела здесь четыре дня — и тоже была напугана, но не полицией, а темпом жизни города, его энергией. Когда вернулась после этого в Питер, он показался мне немного скучнее: там жизнь такая линейная. В следующий раз в Москву я приехала в 22 года и к тому времени уже успела поработать — в том числе и в рекрутинговом театральном агентстве.

Комментарии
Комментарии