Интеллигенция в 60-х

Как в СССР произошел разворот от  принятия новых талантов к  классовой сегрегации.
Интеллигенция в 60-х

Когда же начался разворот, когда двери, открытые для молодых талантов, начали закрываться? Думаете, при Леониде Брежневе? Не-а, намного раньше. Брежнев со своей днепропетроской гоп-компанией был завершением тенденции, подспудно проявившейся уже в начале шестидесятых. Первым звоночком, сигнализирующим о старте новых времён стало снятие с поста главного редактора журнала «Юность» Валентина Катаева. Этот журнал был создан по инициативе Катаева, ориентировался на продвинутую советскую молодёжь, должен был воспевать социальный оптимизм и — самое главное — непрерывно открывать новые имена для советской литературы.

Катаев, представитель старшего поколения советских литераторов, в отличие от, например, Бориса Полевого, не был сталинским писателем. Он состоялся в двадцатые годы и сталинсткую эпоху попросту пережил, приспосабливаясь, по мере необходимости, но оставаясь представителем поколения «людей с прыгающей походкой», как выоазился Тынянов в «Смерти Вазир-Мухтара». В период «хрущовской оттепели» Катаев воспрял, мгновенно вернулся к своей поставангардистской манере «соединения Ивана Бунина с Натом Пинкертоном» и принялся открывать для советской культу ры новые имена. Как делал это в двадцатые годы. И, надо сказать, поколение советских культуртрегеров, адаптировавшихся в брежневскую эпоху, именно подобного поведения не простило Валентину Петровичу. Во-первых, своей «второй литературной молодостью» он оскорблял талант умеренности ит аккуратности, который культивировался в советской культуре с середины 60-х. Ведь ему, Катаеву, было положено умереть или, на худой конец, помалкивать с умным видом, на манер Леонида Леонова и Константина Федина. А он, скотина такая, продолжал писать хорошие книжки, пользующиеся (какой ужас!) любовью читателей! Во-вторых, Катаев нарушал статус-кво, протежируя «посторонних», не связанных с художественным миром Москвы и Ленинграда, «кухаркиных детей», чьё единственное достоинство составлял несомненный талант.

Комментарии
Комментарии