Существует ли «правильное» сострадание: социолог о скорби в социальных сетях

Социолог Анна Соколова рассказала, как появляются новые формы выражения скорби и объяснила, почему символ (флаг, радуга или самолет) на фотографиях ваших друзей в фейсбуке становится поводом для многочасовых дискуссий.
Существует ли «правильное» сострадание: социолог о скорби в социальных сетях

Трагические события последнего времени спровоцировали новый виток дискуссии о том, в какой форме уместно выражать свою скорбь по незнакомым погибшим людям. Почти сразу после теракта в Париже в сети стали появляться изображения в поддержку Франции, а после того как фейсбук запустил специальный сервис, пользователи один за другим стали накладывать на свои аватарки французский триколор. Нововведение подстегнуло дискуссию о том, насколько уместно менять фотографию профиля в одних случаях и не менять ее в других.

Вопрос, какие формы для выражения скорби являются уместными, а какие нет, далеко не праздный, особенно если речь идет о людях, с которыми мы не были лично знакомы. И в данном случае скорбь выступает не только как личная, но как и социальная эмоция. В традиционной культуре, из которой проистекает значительная часть наших ритуалов, формы выражения скорби были регламентированы очень четко. Продолжительность и конкретные формы траура варьировались в зависимости от степени близости человека к покойному. Так, например, вдова должна была соблюдать траур значительно дольше, чем племянник, а соседи могли ограничиться только участием в похоронах и поминках. Правила определяли, как нужно скорбеть по усопшему императору, помещику или армейскому командиру. Но чаще всего скорбящие были или лично знакомы с усопшим, или играли роль символических родственников, членов большого патриархального коллектива (например, если умирал царь-батюшка). Какое дело было крестьянину из Тамбовской губернии до людей, погибших в Испании, Португалии или Франции? Да и как быстро распространялись новости по миру в середине XIX века?

Сейчас мы имеем дело с совершенно иной ситуацией: новости мгновенно облетают мир, а фотографии в социальных сетях и воспоминания о похожих трагедиях, случившихся когда-то рядом с нами или с нашими соотечественниками, только усиливают чувство сопричастности трагическим событиям. Но наша поминальная традиция не дает нам никаких готовых сценариев того, как вести себя в подобных ситуациях. Мы не знаем, как горевать о людях, погибших на другом конце света, которых мы никогда не видели, погибших в том месте, в котором мы, возможно, никогда не побываем. И действительно — как?

Комментарии
Комментарии