Дело Бродского

Как «нашему рыжему» сделали биографию.
Дело Бродского

29 ноября 1963 года в газете Вечерний Ленинград появилась статья Окололитературный трутень. С этого момента началась общественная травля 23-летнего ленинградского поэта Иосифа Бродского, продолжившаяся уголовным преследованием. Бродского судили по обвинению в тунеядстве и антиобщественном поведении и приговорили к пяти годам ссылки, из которых он отбыл полтора года. Кроме того, что дело Бродского стало, как известно, поворотным моментом в биографии нашего рыжего, это один из первых случаев, когда была организована относительно многолюдная кампания в защиту советского писателя не только за рубежом, но и в СССР.

Из статьи Якова Лернера (подписана также А. Иониным и М. Медведевым) Окололитературный трутень
Вечерний Ленинград, 29 ноября 1963 года

Как видите, этот пигмей, самоуверенно карабкающийся на Парнас, не так уж безобиден. Признавшись, что он любит родину чужую, Бродский был предельно откровенен. Он и в самом деле не любит своей Отчизны и не скрывает этого. Больше того! Им долгое время вынашивались планы измены Родине.

<...> Таково неприглядное лицо этого человека, который, оказывается, не только пописывает стишки, перемежая тарабарщину нытьем, пессимизмом, порнографией, но и вынашивает планы предательства.

Но, учитывая, что Бродский еще молод, ему многое прощали. С ним вели большую воспитательную работу. Вместе с тем его не раз строго предупреждали об ответственности за антиобщественную деятельность.

Бродский не сделал нужных выводов. Он продолжает вести паразитический образ жизни.

Из письма Иосифа Бродского в редакцию газеты Вечерний Ленинград
Декабрь 1963 года

В любом литературном произведении присутствует доля вымысла. Но как назвать то, что появилось на страницах вашей газеты? Критической статьей это назвать нельзя в силу безудержной разнузданности и полного невежества авторов. Фельетоном это назвать также нельзя в силу сквозящего изо всех пор доносительского тона. Но и доносом это также нельзя назвать, потому что все здесь построено на заведомой лжи. Подобные окололитературные произведения имеют только одно наименование — пасквиль.

<…> Своими писаниями и личным запугиванием (для чего один из авторов ездил в Москву) добились того, что вынудили издательства расторгнуть со мной договоры, превратив меня тем самым действительно в тунеядца, не говоря уже о том, что лишили меня куска хлеба. Естественно, перед ними я выгляжу достаточно бессильным. Тем не менее я обещаю вам, что возбужу дело против Вечернего Ленинграда по обвинению в диффамации, даже если оно и будет заранее обречено на провал. Обещаю вам, что сделаю это, когда увижу, что все другие способы защитить свое имя от помоев, изливаемых со страниц вашей газеты, окажутся безуспешными.

Комментарии
Комментарии