Прощай, любимая: как мы жили с Турцией душа в душу 25 лет

Алексей Беляков вспоминает подробности нашего счастливого романа с Турцией длиною в четверть века.
Прощай, любимая: как мы жили с Турцией душа в душу 25 лет

Самый красивый поцелуй моей жизни случился в Стамбуле, на берегу Мраморного моря, почти у Босфора. Между Европой и Азией. С прелестной веселой блондинкой мы сидели на больших камнях, смеялись и пили белое вино прямо из горла. Познакомились за день до этого, когда летели из Москвы в Стамбул. Сбежали ото всех. Теперь щурились на яхты и нашу бутылку, сверкавшую под византийским солнцем. И вдруг начали целоваться. Я был пьян и совершенно счастлив. Кажется, думал я, начинается новый прекрасный роман.

...Не знаю, есть ли в свежеоткрывшемся Ельцин-центре отдельный зал, посвященный челнокам. Одышливым пилигримам 90-х. Пионерам рынка. Но должен быть. По статистике, число челноков доходило до четырех миллионов граждан России. Это население целого Петербурга. И самым первым их пунктом, первой любовью стала она, Турция. После падения железного занавеса Европу мы открывали через задний ход. Который оказался на удивление светлым, просторным, щедрым. Наше многовековое противостояние с Османской империей, кровь, порох и соленая морская вода, все эти покорения Очакова, штурм Измаила, осада Плевны вдруг сжались до размера клетчатого баула с тряпками. Суворовские богатыри и матросы адмирала Ушакова трансформировались в байеров. Нормально: прогресс. Война окончена, теперь танцы и шопинг!

А турки и рады были. Быстро сделали вывески на русском, наших бойких девушек окрестили «наташами», вино рекой, все включено. Зато мы взяли Константинополь без боя, сбылась «мечта идиотов», русских геополитиков.

В 1871 году Николай Данилевский, русский философ, панславист, любимец Достоевского, писал в своей огромной книге «Россия и Европа»: «...какое историческое значение имел бы для нас Константинополь, вырванный из рук турок вопреки всей Европе! Каким дух занимающим восторгом наполнило бы наши сердца сияние нами воздвигнутого креста на куполе святой Софии! Прибавьте к этому (...) несравненные преимущества Константинополя, его мировое, торговое значение, восхитительное местоположение, все очарования юга».

Комментарии
Комментарии