Военный туризм

Что заставляет людей выбирать для отпуска не гамак на Мальдивах, а полыхающий в огне Дамаск и осажденный Триполи?Три реальные истории из горячих точек.
Военный туризм

Формат военного, или «темного», туризма известен в мире давно, но чаще всего подразумевает посещение мест бывших военных действий или мест, связанных с массовой гибелью людей. Часто в понятие входит просто катание на танках, полеты на военных самолетах или посещение музеев огнестрельного оружия. Однако в последние несколько лет начало развиваться новое направление военного туризма — посещение горячих точек с целью наблюдения за войной или революционным движением.

Помощь в такого рода путешествиях оказывают специализированные турфирмы. Они предлагают на выбор разные направления, предоставляют охрану, безопасное место проживания и четкий план передвижений. Наиболее отчаянные отправляются туристами в зоны военных действий в одиночку, без помощи турфирм, и находят гидов уже по прилете.

Том Ли, Австралия, преподаватель
Ливия, сентябрь-октябрь 2011 года

Я поехал в Ливию в сентябре 2011 года и пробыл там до конца октября. На тот момент мне было 24 года. Я поехал туда, потому что меня волновали вопросы войны и насилия. В мирной Австралии мы узнаем о войнах из телевизора. Нам в этом плане, конечно, очень повезло. Но это также означает, что мы вообще не представляем, через что проходят люди в горячих точках. Я хотел сам увидеть и понять, что это значит как для военных, так и для простых местных жителей и беженцев — быть сопричастными или быть жертвами настоящего политического насилия.

Я долетел до Туниса, а оттуда поехал на автобусе на Восток и вдоль побережья Северной Африки. На границе с Ливией я подсел в автобус к группе иностранных журналистов, следующих до Триполи. В Триполи я познакомился с местными, и они разрешили остановиться жить у них. В то время война уже шла на протяжении больше полугода. Армия Каддафи на тот момент стояла в городах Бени-Валид, Сирт и Себха и не могла атаковать территории повстанцев.

Я поехал с группой повстанцев из города Мисрата в Сирт, где состоялась большая битва. Я скидывался с повстанцами на еду, за проживание они мне платить не разрешали. Общались мы с ними на английском. В Сирте я прибегал к необходимым мерам безопасности — не стоял в проходах слишком долго, не выходил первым за углы и из дверных проемов. Но броню я не носил — никто вокруг меня ее не носил, я бы чувствовал себя очень глупо, если бы был единственный в толпе в бронежилете.

Комментарии
Комментарии