Николай Цискаридзе о молодых танцорах и будущем балета

Артист рассказал о предстоящей работе на Международном культурном форуме, а также о его учениках и культурном образовании в России.
Николай Цискаридзе о молодых танцорах и будущем балета

«Лента.ру»: Недавно в России отмечали 90-летие Майи Плисецкой. В ком-то из нынешних учеников вы видите возможность такой судьбы?

Николай Цискаридзе: Такие явления слишком уникальны. Майя Михайловна — великая танцовщица, перевернувшая вектор мирового балета. Наверное, с ней по значимости в мире может сравниться только Сильви Гиллем (французская балерина — «прим. «Ленты.ру»»).

Сейчас очень много внимания уделяется технической стороне балетной постановки. Гений Плисецкой заключался в индивидуальности и смелости. Она не боялась экспериментировать. Я не могу сказать, что она обладала классической красотой, но Майя Михайловна была шикарной и достойнейшей женщиной. Очень многие стараются идти по ее пути: так же, как она, участвовать в показах, фотосессиях для глянцевых журналов и прочее. Ничего, кроме смеха, это не вызывает. Плисецкая все уже сделала и сделала лучше. Чего я действительно не вижу, так это породы. Смотреть на ее подражателей и смешно, и обидно, потому что они никак не могут понять, что солнцу подражать нельзя — к нему можно только тянуться.

Плисецкая и в собственной семье существовала обособленно, хотя ее родные — тоже наиталантливейшие личности: художники, артисты, танцоры. Родился гений, и ничего не сделаешь.

Чему вы учите?

Профессии прежде всего. Мы пытаемся обучить мастерству, выпустить из стен учебного заведения абсолютно подготовленных для службы в театре артистов. Но индивидуальность искусственно привить нельзя — это природа.

Вы были в жюри конкурса юных талантов «Синяя птица» на телеканале «Россия 1». Какие впечатления?

С одной стороны, приятно видеть столько одаренных детей и профессиональнейших педагогов, много делающих для развития российской культуры. С другой стороны, это сложно, так как столь различные жанры искусства сопоставлять нельзя. Но у телевидения свои законы, не имеющие отношения к законам театра, и приходится им подчиняться. На мой взгляд, проект удался, и главное доказательство тому — высокие рейтинги, то есть интерес зрителей. Прекрасно, что крупный федеральный канал повернулся в сторону серьезного искусства, а главное — творческого образования, в котором Россия лидировала на протяжении многих веков. Российскому образованию, созданной и закрепленной за последние сто лет системе, нет равных нигде в мире — ни в балете, ни в музыке, ни в пении. К сожалению, во многих регионах после развала СССР все провисло. Тем не менее интерес сегодняшнего телевидения к искусству меня очень радует — не только как руководителя одного из крупных учебных заведений страны, но и просто как зрителя.

Комментарии
Комментарии