Литературный альманах

Есенин и Дункан, птичий язык Велимира Хлебникова, места, вдохновлявшие писателей, и энциклопедия модных писателей в лубках — в подборке «Субботнего Рамблера».
Литературный альманах

Есенин и Дункан: «Люблю другую. Женат. Счастлив»

Сергей Есенин - единственный муж величайшей танцовщицы ХХ века, Айседора Дункан – вторая официальная жена знаменитого советского поэта. 18 лет разницы в возрасте, языковой и социальный барьеры – ничто не могло остановить их. Их драматическая история любви продлилась неполных два года, но стала самым ярким примером разрушения стереотипов об отношениях мужчины и женщины.

«Ангель» и «Тчорт»

О знакомстве Есенина и Дункан писали многие их современники – и практически все отмечали, что с первой же встречи оба держались так, будто знали друг друга долгие годы. «Божественная босоножка» приехала в Советский Союз в 1921 году по приглашению наркома Луначарского, пообещавшего ей открыть в Петрограде школу танцев. Есть легенда, что на пароходе в Россию Дункан встретила гадалку, которая предсказала ей «судьбу в чужой стране».

С Есениным они впервые встретились 3 октября 1921 года в мастерской художника Якулова. Дункан на тот момент уже была мировой легендой, восхождение к славе она начала еще в те времена, когда поэт «под стол пешком ходил» где-то в деревеньке Константиново.

Секретарь Дункан Илья Шнейдер описывал эту первую встречу весьма живописно:

«… Вдруг меня чуть не сшиб с ног какой-то человек в светло-сером костюме. Он промчался, крича: Где Дункан? Где Дункан?
- Кто это? - спросил я Якулова.
- Есенин... - засмеялся он.

Я несколько раз видал Есенина, но тут я не сразу успел узнать его.

Немного позже мы с Якуловым подошли к Айседоре. Она полулежала на софе. Есенин стоял возле нее на коленях, она гладила его по волосам, скандируя по-русски:
- За-ла-тая га-ла-ва...»

Читайте дальше на сайте «Апрель»

В честь Велимира Хлебникова художники заговорили на птичьем языке
Выставка к 130-летию поэта в Московском музее современного искусства

Выставка птиЦЫ и ЦЫфры — часть фестиваля «Мир и остальное», организованного Музеем Маяковского и фондом AVC Charity к 130-летию со дня рождения Велимира Хлебникова. Юбилей поэта отпразднуют не только выставками, но и книгами, авангардными спектаклями, концертами и конференцией, посвященной его наследию. В основе выставки в Московском музее современного искусства — графика современных художников из Москвы и Петербурга, создавших свои посвящения великому поэту.

«Птичий язык» и «числовой язык» — два элемента вселенной Хлебникова. Как настоящий авангардист, он мыслил планетарными масштабами. Среди его глобальных идей — «основной закон времени», который должен был помочь человечеству прогнозировать будущее. Окончив физико-математический факультет Казанского университета (сначала проучившись на математическом, потом на естественном отделении), Хлебников вполне владел научным инструментарием для подобных размышлений. Учитывая, что в 1915–1916 годах мир был потрясен теорией относительности Эйнштейна, можно понять чуткое отношение авангардистов к научным открытиям. К примеру, проштудировав Труды и дни Пушкина Николая Лернера, Хлебников вычислил, что все значимые события в жизни поэта происходили с промежутком в 317 дней.

Придуманное Хлебниковым «Общество председателей земного шара», куда должны были войти лучшие люди планеты, также называлось «Союз 317». А еще считается, что он предсказал Февральскую и Октябрьскую революции 1917 года. «Не стоит ли ждать в 1917 году падения государства? — писал поэт в своей первой книге Учитель и ученик (1912), проиллюстрированной Владимиром Бурлюком.

Что касается птиц, то как сын орнитолога Хлебников был знаком с миром пернатых с самого детства. Возможно, что и его заумный язык возник в том числе из наблюдений за сойками, овсянками и ласточками. Поэзия Хлебникова вдохновляла не одно поколение художников.

Читайте дальше на сайте The Art Newspaper

7 реальных мест, вдохновивших писателей

Краснодеревщик работает с древесиной, парфюмер — с ароматами, писатель же создает текст из еще более эфемерного материала — воспоминаний и воображения. Marie Claire рассказывает о местах, вдохновивших известные произведения английских и американских классиков от Диккенса до Хемингуэя.

Памплона, Испания: «Фиеста» («И восходит солнце») Эрнеста Хемингуэя

В 1923 году Эрнест Хемингуэй, работавший тогда корреспондентом газеты Toronto Star, вместе со своей женой Хедли Ричардчсон отправился в испанскую Памплону на фестиваль Сан-Фермин. Очарованный корридой, он вернулся и на следующий год, на этот раз в компании друзей: английского офицера Эрика Дормана-Смита, американских писателей Джона Дос Пассоса, Дональда Стюарта и его жены. В третьей поездке, в 1925 году, Хемингуэя сопровождали Стюарт, друг детства Билл Смит, экстравагантная красавица британка леди Дафф Твисден, ее возлюбленный Пэт Гэри и американский писатель и издатель Гарольд Леб. Именно события этой поездки, отмеченной соперничеством за любовь леди Твисден, легли в основу романа Хемингуэя о «потерянном поколении», искалеченном Первой мировой войной. Дафф Твисден выведена в книге в образе леди Брет Эшли, Гэри — Майкла Кэмпбелла, Леб — Роберта Кона, Билл Смит — Билла Готорна, а автор появляется на страницах «Фиесты» под именем Джейкоба Барнса, американского журналиста парижского издания. Хемингуэй регулярно возвращался в Памплону вплоть до 1959 года. С момента написания романа город не слишком изменился, разве что на его улицах появилось несколько памятников человеку, превратившего его в достояние мировой литературы.

Нарни, Италия: «Хроники Нарнии» Клайва Льюиса

О том, что сказочное королевство Нарния из «Хроник» ирландца Клайва Льюиса названо в честь умбрийского города Нарни, что в 50 км к северу от Рима, слухи ходили и раньше. Но окончательное доказательство появилось лишь в 2009 году, когда бывший литературный секретарь и биограф писателя, Уолтер Хупер, передал итальянскому исследователю Джузеппе Фортунати принадлежавшую Льюису, увлекавшегося античной историей, копию римской карты. На ней городок еще носит полное, не утратившее последней гласной имя Нарния, собственноручно подчеркнутое писателем. Первые упоминания об этом городе, в котором сегодня живет порядка 20 тысяч человек, относятся к началу 3 в. до н.э., он фигурирует в трудах Тацита, Ливия, а также Плиния Старшего, который в письме свекрови благодарит ту за гостеприимство на ее вилле в Нарнии и особенно хвалит прекрасные термы. Насколько известно исследователям, Льюис никогда не бывал в Нарни, что не помешало ему вывести в своем знаменитом фэнтезийном цикле множество мелких реалистичных деталей.

Читайте дальше на сайте Marie Claire

** Энциклопедия модных писателей в лубках**

Скучая на уроках литературы, мечтая о волшебных мирах, скрывающихся в иных, не вошедших в программу книгах, мы и не предполагали какими именно мирами завалят нас любезные издатели и неугомонные авторы. Пора уже составлять новую литературную энциклопедию, и именно это сделала для нас Карху Аалтонен!

Иронический детектив

Романы для юношества

Мейнстрим

Всю подборку смотрите на сайте Pics.ru

Комментарии
Комментарии