Сергей Шнуров об эволюции своего стиля

«Во мне кристаллизовался сексуальный маньячина в цыганском стиле»: стиль группы «Ле­нинград» развивался с годами, но всегда выделялся на общем фоне.
Сергей Шнуров об эволюции своего стиля

На обложке нашего журнала солист группировки «Ленинград» появляется так же часто, как Кейт Мосс — в кавер-стори английского Vogue. Это не случайно. Кейт демонстрирует тенденции сезона, так? А Сергей поет о социальных гипертрендах — и тоже в вещах из последних коллекций.

Стиль, в котором одевается группа «Ле­нинград», развивался с годами, но всегда выделялся на общем фоне. Как он вообще возник?

Я придумал его еще до того, как стал писать песни. Представьте себе старенький комбик «Фендер», сверху накрытый тряпочкой макраме, рядом бабушкин телевизор и пульт в полиэтилене.

Кроме того, если проследить генезис группы «Ленинград», в том числе и стилевой, то наши корни — так называемая блатная песня. А в городе была одна икона стиля, один Элвис Пресли — это Аркадий Северный. Все остальные — уже какой-то Чак Берри. В таком случае, наверное, вы шили себе костюмы для выступлений? Мы и в жизни выряжались таким странным образом, что шагни на сцену — все равно смотрелись бы достаточно дико. Бывало, одевались на концерты в спецодежду: в строительных магазинах конца 1990-х продавали оранжевые комбинезоны вырвиглаз, напоминавшие робы заключенных. Достаточно долго я выступал в зеленом платье с розовыми цветами, которое отрыл в секонд-хенде. Оно было жутко синтетическим и воняло: я же его не стирал никогда. С платьем удачно гармонировал контрабас, который я раскрасил … (плохо) нарисованными розами.

Дикий образ — логический результат следова­ния народным и блатным традициям?

Группа «Ленинград» всегда держалась корней и никогда не отрицала того, что они корявые. Местные рокеры считали, что чем иностраннее, тем лучше, и копировали своим кожзамом Duran Duran. Нам же хотелось полностью отделиться от рок-тусовки, чтобы обозначить свою непричастность ко всей этой героике.

Причем я всегда костюмировался, а не одевался. Сегодня — алый пиджак, завтра — папаха и генеральская шинель. Так кристаллизовался сексуальный маньячина в цыганском, как я его трактую, стиле: несочетаемых вещей не бывает. Кроссовки, спортивные штаны, казаки, рубахи — главное, чтобы все было максимально ярким, с избытком, чересчур.

Комментарии
Комментарии