Ах, вернисаж, ах, вернисаж!

«Субботний Рамблер» собрал публикации разных изданий о людях и событиях, связанных с искусством и художественным миром.
Ах, вернисаж, ах, вернисаж!

Топ-10 продаж искусства 2015 года«Артгид» подводит итоги 2015 года и публикует топ-10 самых дорогих проданных в этом году произведений искусства.

«Такой-то год стал годом рекордов на международных аукционах искусства» — эта фраза уже становится шаблонной. Без обрушения рекордов не проходит и года, но легко заметить, что вновь и вновь самыми дорогими оказываются одни и те же художники — Пабло Пикассо, Амедео Модильяни, Альберто Джакометти, Марк Ротко, Энди Уорхол, а также непременно кто-нибудь из импрессионистов и/или постимпрессионистов. Самый успешный аукцион Christie’s 2015 года (11 мая, Нью-Йорк), который принес почти $706 млн и десять ценовых рекордов при всего 35 лотах, имел название Looking Forward to the Past («В предвкушении прошлого»), что говорит само за себя. Но 2015 год останется в истории продаж искусства не только как год очередных аукционных рекордов искусства импрессионизма и модернизма, но и как год рекордных частных продаж: самые дорогие произведения этого года были проданы не на аукционах, а в результате частных сделок.

Это, во-первых, картина Поля Гогена Nafea Faa Ipoipo? («Когда свадьба?»), приобретенная в феврале 2015 года предположительно музейным ведомством Катара и принадлежавшая швейцарскому коллекционеру, бывшему сотруднику Sotheby’s Рудольфу Штехелину (находилась в Художественном музее Базеля на правах аренды). Сам Штехелин отказался комментировать продажу и не стал раскрывать личность покупателя, хотя догадка лежит на поверхности — именно в Катар ушла (также в результате частной сделки) предыдущая картина-рекордсмен: в феврале 2012 года была обнародована информация о том, что «Игроки в карты» Поля Сезанна за $250 млн проданы королевской семье Катара. По данным The New York Times, сумма, выделяемая правителями Катара на приобретение произведений искусства, составляет $1 млрд в год. Этими средствами распоряжается Шейха аль-Маясса бинт Хамад бин Халифа аль Тани, сестра эмира Катара и глава Управления музеев Катара, каждый год входящая в первую десятку рейтингов самых влиятельных персон арт-мира и ведущих мировых коллекционеров искусства.

Вторая из рекордных частных сделок 2015 года уникальна: два музея — Рейксмузеум (Государственный музей Амстердама) и Лувр за €160 млн совместно приобрели парные свадебные портреты Мартена Солманса и Опьен Коппит работы Рембрандта. Сами портреты тоже уникальны: это единственные из сохранившихся парных портретов Рембрандта в полный рост.

Читайте дальше на сайте «Арт-Гид»

Джон Стюарт, предводитель русского искусства

В этом году Джону Стюарту, который стоял у истоков рынка русского искусства, исполнилось бы 75 лет.

Основатель русского отдела Sotheby’s Джон Стюарт был полумифической фигурой и для русских, и для британцев. Его вспоминают или «в мотоциклетном шлеме, рассекающим на мотоцикле лондонские пробки, или в Москве, скептически осматривающим экспонаты очередного антикварного салона». Сейчас это звучит удивительно, но ничто в его жизни не предвещало увлечения Россией.

Потомок шотландского аристократического рода, Джон Стюарт следовал по проторенному пути отпрыска респектабельного британского семейства: Итонский колледж — Кембриджский университет. В промежутках между учебой — оживленная светская жизнь: коктейли и балы, вечеринки и рауты. В истории семейства — никаких хотя бы отдаленно русских корней. Однако интерес к России захватил юного Джона Стюарта уже в последние годы обу­чения в Итоне.

Трудно сказать, с чего началось его увлечение дореволюционной Россией. Одни источники говорят об интересе, внушенном ему итонским преподавателем рисования Уилфридом Блантом (братом искусствоведа и шпиона Энтони Бланта), другие — о благотворном влиянии главы одного из итонских колледжей Джорджа Тейта. Как бы то ни было, любовь к русской императорской семье началась с чтения книги историка Роберта Мэсси Николай и Александра.

В 18 лет, в последний год обучения в Итоне, Джонни обратился в православие. Его крестными родителями стали граф и графиня Клейнмихель, представители именитого дворянского рода. Вращаясь в кругу русских эмигрантов, Стюарт полностью погрузился в историю, культуру и искусство России.

Читайте дальше на сайте The Art Newspaper

Премия Кандинского объявила лауреатов

Одна из двух национальных премий в области современного искусства — премия Кандинского — назвала лучшие художественные проекты уходящего года.

Художественные премии неизбежно, хотя и косвенно, отражают состояние общества. Причем не только набором победителей, но даже и своим регламентом. В прежние времена премия Кандинского, основанная в 2007 году предпринимателем и коллекционером Шалвой Бреусом, явственно тяготела к респектабельности и лоску. Сейчас респектабельность обрела признаки сдержанного достоинства, а внешний лоск улетучился вовсе. Остались в прошлом не только праздничные и дорогостоящие церемонии награждения, но и фирменные каталоги и репрезентативные выставки номинантов. Организаторами включен сугубый «рабочий режим»: никаких излишеств, только необходимое и рациональное.

Именно в такой атмосфере прошло оглашение итогов премии за 2015 год. В фойе бывшего кинотеатра «Ударник», который медленно, но верно реконструируется фондом BREUS Foundation под музей современного искусства, собрались не столь уж многочисленные гости — журналисты, художественные эксперты, музейщики, галеристы. Можно сказать, «заинтересованные свои»: представителей бомонда практически не наблюдалось, brand wall при входе в зал большим спросом не пользовалась. Тут же расположилась мини-выставка, представляющая лишь проекты финалистов, а не всех авторов из лонг-листа, как бывало раньше. Процедура обошлась без каких-либо элементов театрализации и длилась не больше получаса. Открывавший церемонию Шалва Бреус охарактеризовал нынешний формат как «более строгий и академический». Выходя на вручение призов, такую манеру ведения дел единодушно признали полезной и продуктивной сразу два руководителя важных российских музеев — директор ГМИИ имени А.С. Пушкина Марина Лошак и глава Третьяковской галереи Зельфира Трегулова. Обе в этом году участвовали в работе жюри.

Читайте дальше на сайте «Культура Москвы»

Комментарии
Комментарии