Дело Евы

Захватывающее путешествие замороженной яйцеклетки.
Дело Евы

MAIOROVA для своего блога переводит книгу Get me out, посвященную истории деторождения от античных времён до нашего времени. Или, как пишет автор, доктор медицинских наук Рэнди Хаттер Эпстайн, — «от Эдемского сада до спермобанка». Публикуем отрывок из 14-ой главы этого монументального труда.

Глава 14. Ледниковый период.

«Если эмбрион будет хороший, вы планируете вынашивать сами?» — обращается врач к тридцативосьмилетней женщине, которая кажется несколько заторможенной из-за лекарств. Та в недоумении. Не потому ли она находится здесь, что много лет безуспешно пыталась забеременеть? Доктор же намекает на суррогатное материнство, помещение зародыша для вынашивания в организм другой женщины. Когда пациентка отвечает согласием: да, вынашивать буду я, врач приступает к процедуре: так называемой фальш-инсеминации, проверке, «насколько свободны пути».

Пять женщин — врач, ассистентка, медсестра, техническая специалистка и сама пациентка. Вот они вместе в палате, оснащённой самой современной техникой, но вызывающей странно старомодные чувства. Как будто перед нами исправленная и дополненная версия «родильной горницы» колониальных времён, а «сотрудницы родильного отделения», помощницы, играют роль gossips (что происходит от God’s sibs, Божии сёстры) — так назывались компаньонки, сопровождавшие женщину в родах. Как некогда наши прапрапрабабушки, мы болтаем о простых привычных вещах — о детях, о карьере, пытаясь облегчить тревогу той, кто ожидает ребёнка. В этом случае, впрочем, «ожидание» подразумевает не эвфемизм беременности, а именно ожидание этой беременности со дня на день. Так что мы находимся в стерильной палате клиники Йельского университета, на нас хирургические костюмы и маски, мы не сводим глаз с врача, которая с помощью УЗИ проводит тонкую трубку по родовым путям и вытягивает ею содержимое каждого фолликула в расчёте поймать половую клетку.

Комментарии
Комментарии