Людмила Гурченко

Считаю, что учить других можно не нотациями, а только собственным примером.
Людмила Гурченко

Всегда элегантная и женственная, всегда при параде, всегда на высоте — Людмила Марковна была эталоном для многих женщин. Ей были подвластны все жанры — от водевиля и мюзикла до мелодрамы и трагикомедии. Ее любовь и жизнь, безусловно, были отданы кинематографу.

К 80-летию со дня рождения блистательной актрисы AdMe.ru собрал высказывания Людмилы Гурченко о жизни, кино и любви.

Кино — это моя жизнь. Когда я вхожу в маленький задымленный павильон, где ничего не видно на расстоянии вытянутой руки, где пахнет смесью дыма, опилок и клея, понимаю: вот он — рай!

Прошлое, как бы оно ни отдалялось, живет внутри.

Если мой любимый человек мне изменяет, значит, считает меня ничтожеством, а если я ничтожество, значит, он тоже ничтожество, потому что он меня выбрал. В таких случаях я просто уходила... навсегда.

Считаю, что учить других можно не нотациями, а только собственным примером.

Слово «счастье» похоже на «сейчас», а потому оно не может быть чем-то постоянным.

Когда до отчаяния сознаю, что я плохая мать, — начинаю впопыхах наверстывать упущенное, подлизываться и угождать. Но в этой профессии потери не наверстаешь.

Счастье, когда ты уходишь из дома на свою любимую работу, — любимее и радостнее ничего в жизни нет. И, усталая, измученная, отдавшая все потенциальному зрителю, который придет через какое-то время в кинотеатр, ты идешь, бежишь домой, потому что там счастье, там тепло, там радость, там тебя ждут.

Комментарии
Комментарии