Пять домов литературных персонажей

У многих писателей Москва присутствует как полноправный персонаж, они сделали ее свидетельницей смешных и трагических событий, выпавших на долю ее героев.
Пять домов литературных персонажей

Дом из трилогии «Москва»

улица Арбат, 55

Как и многие другие авторы, Андрей Белый поселил своих героев в доме, где когда-то жил сам. Тем более что его трилогия носит автобиографический характер, ведь прототипом «московского чудака», в честь которого названа ее первая часть, послужил не кто иной, как отец писателя — крупный математик, декан физико-математического факультета Московского университета Николай Васильевич Бугаев. Квартирка на третьем этаже дома на Арбате, где жила семья Бугаевых, была весьма небольшой, зато с ее балкона открывался прекрасный вид на город. «Здесь, в комнате, десятилетия делалось страшное дело Москвы: не профессорской, интеллигентской, дворянской, купеческой иль пролетарской, а той, что, таясь от артерии уличной, вдруг разрасталась гигантски, сверни только с улицы: в сеть переулков, в скрещенье коленчатых их изворотов, в которых тонуло все то, что являлось; из гущи России, из гордых столиц европейских; все здесь — искажалось, смещалося, перекорячивалось, столбенея в глухом центровом тупике». Сейчас в этом доме находится мемориальная квартира писателя.

Дом из «Похорон мумии»

Смоленский бульвар, 26/9, стр. 1

Рассказ, написанный русским живописцем и писателем Константином Коровиным, рисует нравы московских богачей-старообрядцев. Купив в конце XIX века этот особняк, фабрикант Михаил Абрамович Морозов перестроил его в античном духе: фронтон здания украсили барельефы в греческом стиле, а посреди парадной, украшенной сфинксами, был установлен выписанный специально из Египта саркофаг с мумией. Владелец дома не слишком понимал, что это такое, и когда его приятель, знаменитый врач-терапевт, профессор Григорий Захарьин, спросил его: «Зачем же у вас в доме покойник?», насмерть испугался и решил предать мумию земле. Причем в русском духе: наготовили на похороны ухи, кутьи, черной икры... Речь над могилой произнес некто Кольцов, «ученый, что ли, или писатель, не знаю, был человек очень начитанный, и говорили — умный, притом революционер и выражал оппозицию правительству всегда».

Комментарии
Комментарии