Кино до кино: ранняя история киноаппарата

Первые опыты движущейся фотографии относятся к 1851 году…
Кино до кино: ранняя история киноаппарата

В первой четверти XIX века Гёте во второй части своего «Фауста» в одном из главных эпизодов мечтает о попытке оживить Гомункулуса, являющегося одновременно и творением алхимиков, и механическим человеком, столь дорогим сердцу философов XVIII века. Не прошло и 50 лет со дня смерти Гёте, как на экранах в темной комнате появились первые световые фигуры — одновременно материальные и нематериальные родственники его Гомункулуса.

Жозеф Плато, молодой бельгийский профессор однажды летом 1829 года в Льеже, не отрываясь, смотрит 25 секунд на раскаленный диск полуденного солнца, пытаясь вырвать у светила его тайну, желая узнать предел сопротивляемости сетчатки человеческого глаза, и слепнет. В течение последующих дней, которые он вынужден был провести в темной комнате, Плато ничего не видел, кроме терзающего его зрение образа солнца, запечатленного на сетчатке. Постепенно способность видеть вернулась к нему. Он немедленно возобновил свои работы по оптике, и в частности исследования способности человеческого глаза сохранять изображения, фактически пожертвовав зрением ради своих опытов. В 1842 году он окончательно ослеп.

Но за 10 лет до этого ему удалось открыть поистине прометеевский секрет: формулу, позволявшую воспроизвести человека во всем многообразии его природы. Плато построил в 1832 году фенакистископ — маленький лабораторный прибор, простую игрушку, из которой, однако, выросло все современное кино, ибо в ней уже были заложены основные его принципы. Фенакистископ был итогом 5 лет исследований способности сетчатки человеческого глаза сохранять изображения.

Несколько раньше Генри Фиттон и доктор Пари популяризировали этот опыт, создав детскую игрушку, которую окрестили тауматропом. Плато так описал в 1829 году это развлечение: «Надо нарисовать два различных предмета на двух сторонах картонного диска таким образом, что, если начать вращать этот диск с большой скоростью вокруг его диаметра как вокруг оси, слияние восприятий двух рисунков создаст третий. Если с одной стороны нарисовать птицу, а с другой — клетку, то птица будет казаться помещенной в клетку».

Комментарии
Комментарии