Модельный агент о переезде из Томска в Анталию

Леонид Каратыгин рассказал о том, как в Анталии относятся к детям и старикам, и объяснил, почему не собирается возвращаться в Россию.
Модельный агент о переезде из Томска в Анталию

Новый герой рубрики «Эмиграция» Леонид Каратыгин в 2009 году переехал из Сибири в Турцию. «Афише» он рассказал о том, как в Анталии относятся к детям и старикам, и объяснил, почему не собирается возвращаться в Россию.

С эмиграцией и переездами у меня своя, очень частная история. Я родился и половину жизни прожил в Казахской ССР, в Балхаше, а в Томск поехал поступать в госуниверситет на факультет филологии и журналистики. Карьера моя началась в девяностых, когда пресса действительно становилась свободной, всем все было интересно и можно было спокойно работать на телевидении, минуя сделки с совестью. В 1991-м я с друзьями открыл радиостанцию «Сибирь» и даже диплом защищал соответствующий: «Создание и организация независимого радиовещания в России». Наша компания первая за Уралом начала заниматься рекламой в эфире, а тогда и слова-то такого не знали — «рекламодатель». Нам однажды позвонила женщина и сказала, что у нее есть несколько пар сапог. Ну мы и начали между передачами сообщать: «У нас есть пара сапог, их можно купить». Потом пошли масло, КамАЗы, сахар, галстуки, консервы. Рекламировали все, даже ваучеры; времена были веселые и лихие.

Кроме этого, я делал авторские программы на ТВ и потихоньку залез в политику, причем по самые уши. Наша компания сделала мэром Томска своего человека, а через год прямо перед выборами губернатора у меня за это отжали радио.

Это был мой первый опыт соприкосновения с нашим великим государством. Тогда я занялся частными проектами, а если точнее, модельным бизнесом и конкурсами красоты: красоты вокруг меня всегда хватало. Телевидение, авторские проекты, организация концертов и клубных шоу — красивые девушки никогда не пропадали из моего поля зрения, поэтому все закрутилось довольно быстро. Решился я на модельный бизнес из-за одной девушки, конечно. Мое агентство называлось скромно и понятно: «Леон». Я постоянно ездил на тусовки и конкурсы в Москву и так наработал целый пакет связей. В столице все удивлялись, что в Сибири вообще есть жизнь, независимые СМИ, модельный бизнес, что там кроме медведей живут люди и делают что-то помимо охоты, рыбалки и добычи нефти.

Комментарии
Комментарии