Почему мы так говорим? 5 самых популярных книг о русском языке

«Гламурненько», «я в шоке», «няшка» – это еще сленг или уже разговорный стандарт? В чем разница между цивильным и цивилизованным, между элитным и элитарным?
Почему мы так говорим? 5 самых популярных книг о русском языке

Ведущие российские лингвисты объясняют, почему мы так говорим и что наша лексика говорит о нас самих.

«Русский язык на грани нервного срыва» Максима Кронгауза

О том, как изменился русский язык за последние годы, Максим Кронгауз, директор Института лингвистики РГГУ, рассуждает без всякого профессионального снобизма. Он живо и остроумно рассказывает, какая путаница и сумбур царят в голове современного человека: мы почти уже не замечаем границы между сленгом и литературным языком и едва успеваем увернуться от вала заимствований, жаргонизмов и слов-паразитов. Автор показывает, как эти проблемы решает он сам в собственной речевой практике, и подсказывает, как можно с успехом избегать в речи двух крайностей – чопорности и вульгарности. Особая тема – приключения русского языка в интернете. Поэтому им Максим Кронгауз посвятил в 2013 году отдельную книжку – «Самоучитель олбанского».

«Нулевые на кончике языке» Гасана Гусейнова

Книга Гасана Гусейнова, доктора наук, специалиста по античной и современной культуре, построена как словарь: каждому слову (часто в принципе непереводимому) посвящено отдельное и очень емкое эссе. Некоторые слова бесполезно отыскивать в словаре. А чтобы их объяснить, иногда нужно рассказать целую историю. Да и то неизвестно – поможет ли? Вот, например, автору этой книги однажды это не удалось, несмотря на все его академические регалии и высочайшую квалификацию. Его знакомый, немецкий врач, так и не смог постичь, почему его пациент, еврей-эмигрант из Донецка, называет окорок (Schinken) Талмудом, а головную боль – геморроем. Звучит странно, но разгадка проста: «Талмуд» в значении «очень толстая книга» на немецкий переводится как «окорок», а русское «геморрой» в значении «трудность» вообще не переводится ни на один из языков. За каждым из таких словечек и фразочек – целая система связей, событий, пласты культурного бессознательного. Язык превращает современность в шифр, ключ от которого со временем теряется – если не зафиксировать это неуловимое, не снять его с языка. Именно этим и занимается Гусейнов.

Комментарии
Комментарии