Журналистка из Бельгии о рыбьей голове и красной помаде

Уроженка Льежа Манон Массет в Россию влюбилась из-за художественной гимнастики.
Журналистка из Бельгии о рыбьей голове и красной помаде

Уроженка бельгийского Льежа Манон Массет в Россию влюбилась из-за художественной гимнастики. В этом романе также фигурируют рыбья голова во Владивостоке, московские протесты 2011 года и крафтовые бары 2015-го.

Манон Массет

Чем занимается: репортер газеты Le Courrier de la Russie

Откуда приехала: Льеж, Бельгия

Художественной гимнастикой я занималась с семи лет. Русские в этом спорте всегда были лучшими, и к нам часто приезжали тренеры из России — добрые, но строгие. Мы не говорили по-русски, они — по-французски, так что пришлось придумывать собственный язык. Первые слова, которые я выучила на русском, были «опускаем плечи», и долгое время мой словарный запас ограничивался только спортивными терминами. В одиннадцать лет я первый раз оказалась на соревнованиях в России: было столько маленьких девочек в красивых купальниках, они постоянно улыбались. Я не понимала, как много они занимаются, ведь на таком уровне в Бельгии никто не тренируется. Помню, мне показали одну девочку, Евгению Канаеву, и сказали, что это будущая олимпийская чемпионка. Так и случилось.

Я много ездила по соревнованиям по Европе, везде слышала русский язык, видела ваших спортсменок. К 18 годам я была уже трижды чемпионкой Бельгии и после лицея, когда уже закончила с гимнастикой, решила на год поехать в Россию. У нас, как правило, выпускники школ отправляются в Америку или Новую Зеландию, а я подумала — почему не в Россию? В Бельгии есть организация, которая занимается программами обмена. С ней можно выбрать только страну, но не город — мне выпал Владивосток. Я посмотрела на карту и спросила, говорят ли там по-русски? Мне показалось, что русские там должны быть похожи на китайцев, настолько город находится близко к Китаю. Лететь пришлось через Лондон до Сеула, потом во Владивосток — на перелеты ушло два дня.

Дальний Восток меня испугал. Дороги вообще были не похожи на дороги. По обочинам стояли бабушки, торговавшие фруктами. Дом, где я должна была жить, с улицы выглядел древней развалюхой. Обстановка показалась настолько серой и унылой, что впору было впасть в депрессию. Зато сама квартира, как это обычно бывает в России, была чистой и аккуратной.

Комментарии
Комментарии