Хотой, бабагай и синие глаза

Убивая медведя, они приговаривают: «Это не мы — это русские», а их предки строили юрты там, где помочилась лошадь. Во что верили и верят, кому поклоняются и чего боятся народы Сибири?
Хотой, бабагай и синие глаза

Раньше якуты, буряты, хакасы, эвенки, ханты, кеты, алтайцы и тувинцы плясали вокруг костра и ели сырое сердце медведя, чтобы обрести его силу. Нынче Сибирь не та. Местные давным-давно ездят на машинах, смотрят телевизор и сидят в интернете. Но где-то внутри екает: курицу не ешь — по земле ходит, рыбу тоже — «водяной червь», яйца в дорогу не бери — машина сломается. Вслед за ними екает у русских, которые живут бок о бок. Что-то осталось у первых, что-то передалось вторым.

Медведь. Он же бабагай. Он же амака. Он же аба

Культ медведя был характерен для всех жителей таежно-тундровой и горно-таежной полосы Сибири. Буряты называют его бабагай или гуроохэн («отец», «праотец», «старший брат», «могучий дядя, одетый в доху»), эвенки — амикан или амака («дедушка»), хакасы — аба, ада, ага, апчах или абай («близкий родственник»).

Медведь — одно из главных тотемных животных сибиряков, которого они считают своим предком, основателем рода. У бурят есть выражение: «Хара гуроохэн боодо элюутэй» («Медведь выше полета шамана»). Поэтому его нельзя убивать. Если только не соблюсти некоторые условия. Якуты, охотясь на косолапого, всегда приговаривают: «Это не мы убили — это русские».

Дворец медведя

У тункинских бурятов есть поверье — если охотник видит во сне, что он убил человека, значит, в его силки попадет медведь. А если следопыт найдет медвежью берлогу, то никогда не скажет об этом прямо, сообщит друзьям: «Дворец нашел». Здесь верят: медведь — это оборотень, некогда бывший человеком, поэтому он понимает человеческую речь.

Сложные обряды нынче не увидеть. Убьют медведя, вырежут на дереве лицо со словами: «Это не я — это вот этот человек тебя убил». Вот и весь обряд. Не то что раньше. После убийства косолапого совершали поминальный ритуал — шашину чинар есолол, умоляя «могучего дядьку» простить «за допущенную ошибку» русских, якутов (если охотники — буряты) и бурят (если охотники — якуты) и т. д. Не переставая скорбеть, охотники ловко орудовали ножом, разделывая тушу, да еще и испрашивали для себя покровительства: «Уничтожь все преграды и помехи (на моем пути), все препятствия, врагов моих, мешающих добыче, убери».

Комментарии
Комментарии