Константин I - император на 16 дней

Редко кто отказывался от титула самодержавца добровольно. В числе этих «чудаков» был великий князь Константин Романов.
Константин I - император на 16 дней

Российский престол манил многих амбициозных, умных и расчетливых людей. Ради власти над страной совершались дворцовые перевороты: жены свергали мужей, проливалась кровь императоров и возможных наследников. Редко кто отказывался от титула самодержавца добровольно. В числе этих «чудаков» был великий князь Константин Павлович Романов, который категорически не желал становиться во главе страны.

Ему пришлось несколько раз официально заявлять о своем отречении, тем не менее, 9 декабря 1825 года в Петербурге и Москве официальные учреждения присягнули ему на верность. После такого поворота событий Константину пришлось буквально требовать, чтобы с него сняли эту «повинность». В итоге 25 декабря тяжкий труд управления Россией взял на себя его брат Николай. Но уже на следующий день под предлогом защиты законных прав Константина на Сенатскую площадь участники тайного общества вывели восставших. Итогом этого стала гибель более 1200 человек.

«Будущий монарх»

Современники отзывались о нем с большим уважением. Второго сына Павла I хвалили за острый ум, большую трудоспособности и прекрасную память. В возрасте 20 лет юноша, обожавший военное дело, принял участие в Итальянском и Швейцарском походах Александра Суворова. Во время кампании он снискал уважение со стороны военноначальника, который в письмах отзывался о нем как о мужественном человеке, который, несмотря на свое высокое происхождение, вместе с передовыми войсками был на поле боя.

Позже свою храбрость и навыки командира Константин проявлял во время Отечественной войны 1812 года. После лейпцигской Битвы народов, произошедшей в 1813 году, он даже удостоился золотой шпаги «За храбрость».

Когда же в 1815 году большая часть Великого герцогства Варшавского была присоединена к Российской империи, великий князь был назначен главнокомандующим польскими армиями.

«В российском обществе и за границей на Константина смотрели не только как на будущего российского монарха, но и как на возможного греческого императора или польского короля», - писала о нем историк Ольга Каштанова.

Комментарии
Комментарии