Киплинг: к 150-летию со дня рождения

С одной стороны, он бесспорно самый талантливый писатель Британской империи, с другой – он ее главный апологет.
Киплинг: к 150-летию со дня рождения

К 150-летию Киплинга отношение двойственное. С одной стороны, он бесспорно самый талантливый писатель Британской империи, с другой – он ее главный апологет. Киплинга, однако, нельзя разделить, его можно только понять – разумеется, на его условиях.

В его творчестве произошло подспудное превращение приключенческой прозы в колониальную поэзию. Цена цивилизации, – говорит она, – чудовищна, но другого выхода нет, ибо история ведет в одну сторону. Оправдать и цивилизацию, и историю может лишь давно утраченная пристыженным Западом вера в себя. Как написал другой автор имперской темы Джозеф Конрад, Запад искупает только идея, на которую он опирается, – не сентиментальное притворство, но идея.

Эту идею называли так: бремя белого человека. Но на всю империю, причем не только Британскую, одному Киплингу хватило таланта, чтобы убедить в ней читателя. Сегодня даже сами индийцы считают Кима лучшим романом об их стране. Остальные от Киплинга о ней впервые и услышали – в раннем детстве, когда нам читают Маугли.

В любимой и бессмертной Книге джунглей колониальная история сгущена до мифа и упрощена до сказки. Человеческий детеныш заброшен в мир его меньших братьев. Лишенный клыков, зубов, хвоста и шерсти, он улыбается волкам, потому что ничего не боится. Даже голый, как лягушка, от которой он получил свое имя, Маугли – венец творения. Он стоит буйвола, заплаченного Багирой, ибо за ним – великое будущее подлинного хозяина джунглей.

Комментарии
Комментарии