Главный зодчий Кремля

Пьетро Антонио Солари — создатель первого каменного дворца русских царей, именуемого ныне Грановитой палатой.
Главный зодчий Кремля

Могучая фигура Аристотеля Фиораванти незримо царит над Кремлем, но она не смогла затмить имена других итальянских зодчих, приложивших силы к созданию этого чуда. И сразу за мэтром возникает силуэт Пьетро Антонио Солари — создателя первого каменного дворца русских царей, именуемого ныне Грановитой палатой.

Пьетро Антонио Солари не встречался с Аристотелем в Москве — он приехал несколькими годами позже смерти или отъезда мэтра. И не исключено, что эти события имеют прямую связь: Солари мог быть приглашен на Русь именно как преемник Фиораванти на посту главного строителя Кремля.

Эта версия не имеет прямых документальных подтверждений, но на нее наводят некоторые косвенные данные. Например, то, что письма на родину (а некоторые из них сохранились) Солари подписывает «главный архитектор города Москвы». И наши летописи именуют его не привычным тогда на Руси термином «муроль», или «палатных дел мастер», а гордым заморским званием «архитектрон». Размах и важность работ Солари тоже говорит о его незаурядном положении среди коллег, как и тот факт, что прибыл он в Москву не один, а с учеником. Какой-никакой, а показатель статуса.

В «творческую бригаду» Солари-старшего на площадке Дуомо входил сам Леонардо Да Винчи, который был сверстником Пьетро Антонио, а также знаменитый Джованни Антонио Амадео, женатый на дочери мастера Гуинифорте, соответственно, сестре Пьетро.

Кстати, то, что Фиораванти и Солари не встретились в Москве, не говорит о том, что они не были знакомы. В начале 60-х годов XV столетия великий Аристотель по приглашению герцога Сфорца трудился в Милане, где прошла юность Солари. Отец и дядя Пьетро Антонио были выдающимися архитекторами и трудились над созданием самых знаменитых памятников эпохи Сфорца — Миланского собора, Оспидале Маджоре и замка Чертоза ди Павия. Братья Гуинифорте и Франческо Солари почти наверняка встречались с Аристотелем и, возможно, при этом присутствовал сын и ученик Гуинифорте — Пьетро, который был тогда уже вполне сознательным подростком.

Комментарии
Комментарии