Айдан Салахова

Скульптор рассказала нам о том, как выбирает мрамор, о вечности и мимолетности и о том, как важно традиционное образование.
Айдан Салахова

В январе у вас открывается выставка в галерее Saatchi. Какова ее предыстория?

Куратор Дженни Кристенсен — она независимый куратор, не из галереи Saatchi — в принципе хотела сделать мою выставку, а потом получилось так, что у Цуканова (Игорь Цуканов, коллекционер и продюсер, основатель фонда Tsukanov Family Foundation. — TANR) была договоренность о сотрудничестве с Saatchi, и он предложил мой проект. И так как Чарльзу Саатчи очень понравилась моя работа, они это присовокупили к его проекту, с которым мы одновременно открываемся, он называется Champagne Life — это выставка 15 женщин-художниц. То есть будет групповая выставка на первых двух этажах, и на последнем — моя персональная.

А есть какая-то композиция, тема, которую вы сами для этой выставки выбрали?

Куратор скомбинировал композицию от старых трех скульптур — к новым. Ну как старых? Пятилетней давности. То есть структура выставки идет от символических скульптур к реализму.

Исторически Саатчи всегда был связан с большими скандальными историями. Вставать в один ряд с тем искусством, которое выставляет Чарльз Саатчи, вам интересно?

Интересно.

Но вы как-то для себя это специально осмысливали? Был там, например, Дэмиен Херст, а вот теперь вы.

Нет, так я не осмысливала... Мне просто нравится вкус Саатчи. Нравится его коллекция. И то, что он делал в искусстве.

Он приобретает что-то из ваших работ?

Я не знаю пока. Никто ничего не видел.

Вы занимаетесь скульптурой в классическом смысле. Считается, что скульптура — это самое интуитивно понятное человеку искусство, потому что оно одно из древнейших. Как бы вы могли объяснить необходимость трехмерной проработанной скульптуры сегодня?

Сейчас все в картинках. Instagram. Сайты. Живопись превратилась в электронную картинку. Любую живопись сфотографировал себе на iPhone, пролистал. А все-таки трехмерный объект — это реальность. Живопись может уйти и в электронный формат: потребитель загружает ее в свой смартфон. А скульптура — такая вещь, которая будет ассоциироваться с реальностью: ее можно потрогать.

Комментарии