Екатерина Медичи: «главная стерва» в истории

«Черная королева», отравительница, детоубийца, зачинщица Варфоломеевской ночи — современники не жалели для нее прозвищ.
Екатерина Медичи: «главная стерва» в истории

Екатерину Медичи можно назвать самой ненавидимой женщиной в истории. «Черная королева», отравительница, детоубийца, зачинщица Варфоломеевской ночи — современники не жалели для нее «прозвищ», часть из которых было несправедливыми.

Дитя смерти

Зловещий образ Екатерины Медичи не был изобретением Дюма. Она родилась под зловещей звездой. Шутка ли, ребенка сразу после рождения в 1519 году окрестили «дитя смерти». Ее мать — 19-летняя герцогиня Мадлен де ля Тур умерла спустя шесть дней после родов, а отец, Лоренцо Медичи II, через две недели. Это прозвище как шлейф будет сопровождать всю ее дальнейшую жизнь.

Ей приписывают отравление старшего брата мужа — Франциска, королевы Наваррской — Жанны Дальбре, и даже своего сына Карла IX. Самым страшным ее жестом стала Варфоломеевская ночь.

Но Черной королевой она стала не из-за своей репутации. Екатерина впервые надела траур черного цвета. До этого во Франции символом скорби считался белый. В чем-в чем, а в моде она была первой при дворе. Она носила траур по своему погибшему супругу Генриху II 30 лет, эмблемой она сделала сломанные копья, а девизом «От этого мои слёзы и моя боль», но об этом чуть позже.

Культ Дианы

По брачной лотерее Екатерину определили в жены второму сыну французского короля Генриху Валуа. Но брак стал фактически фиктивным. У короля уже была любовь всей его жизни — его детская воспитательница Диана де Пуатье. Он был влюблен в нее с 11-летнего возраста. У нее уже был внебрачный сын от короля, а Екатерина, напротив, никак не могла забеременеть. Ситуация осложнялась тем, что Медичи любила своего мужа. Впоследствии, в одном из своих писем дочери, она писала: «Я любила его и буду верна ему всю жизнь».

Французский двор отторгал ее, как и Генрих. За спиной постоянно бросали: «Купчиха! куда ей до знатных Валуа!» Малообразованна, некрасива, бесплодна. Когда после смерти первого претендента на трон — Франциска она стала женой дофина, ситуация не улучшилась. Ходили слухи, что Франциск I, отец Генриха, практически согласился расторгнуть брак своего сына с Екатериной.

А при дворе, тем временем, расцветал культ Дианы. Свою фаворитку Генрих II обожал до своей смерти, когда ей уже было 60. Даже на турнирах он выступал под ее цветами. Королева рядом с ней — просто тень. Чтобы хоть как-то добиться благосклонности супруга после рождения столь долгожданных детей, она отдала их на воспитание Диане. При дворе Екатерина полностью растворилась в политике, которой занимался король и его Диана. Возможно, если бы дело происходило в России, она окончила бы свои дни в монастыре.

Законодательница мод

Но при жизни Генриха II, у Екатерины оставалась своя стезя, в которой ей не было равных: она была главной законодательницей мод во всей Европе. К ее вкусу прислушивалась вся аристократия Франции. Именно ей прекрасный пол Европы обязан последующими обмороками — она установила лимит для талии — 33 см, которого достигали с помощью корсета. Привезла она с собой из Италии и каблуки, которые скрадывали недостатки ее маленького роста.

Вместе с ней во Францию приехало мороженое. Оно впервые появилось на ее свадьбе, которая длилась 34 дня. Итальянские повара каждый день подавали новое блюдо, новую разновидность этих «льдинок». И после этого их французские коллеги освоили это кушанье. Таким образом, первое, что принесла Екатерина Медичи во Францию, стало единственным, что там закрепилось. Приданое быстро растратили, весь ее политический вклад привел лишь к падению Валуа, а мороженое осталось.

Нострадамус в фаворитах

Положение тени при фаворитке короля не устраивало Екатерину. Она не давала волю эмоциям и терпеливо сносила все оскорбления двора, но всеобщее презрение лишь подогревало ее тщеславие. Ей хотелось любви мужа и власти. Для этого Екатерине нужно было решить самую главную проблему — родить королю наследника. И она прибегла к нестандартному пути. Еще в детстве, когда она обучалась при монастыре в Сиене, Екатерина увлеклась астрологией и магией.

Одним из главных приближенных французской королевы стал предсказатель Нострадамус. Современники поговаривали, что именно он излечил ее от бесплодия. Надо сказать, традиционные народные методы, которыми она пользовалась, были весьма экстравагантны — ей приходилось пить настойку из мочи мулов, носить на животе коровий гной и обломки оленьих рогов. Что-то из этого сработало.

С 1544 до 1556 года она непрерывно рожала детей. За 12 лет она родила десятерых. Просто фантастический результат. Франциск, Елизавета, Клод, Людовик, Карл Максимилиан, Эдуард-Александр, который будет потом Генрихом Третьим, Маргарита, Эркюль, последний обожаемый сын, и в 1556 году — близнецы Виктория и Жанна, но последние умерли прямо в утробе. С именем Нострадамуса связывают и самое главное предсказание в жизни Екатерины. Историк Наталья Басовская рассказывает, что когда-то королева пришла к нему с вопросом — «сколько будут править ее сыновья?». Он посадил ее у зеркала и начал крутить какое-то колесо. По Франциску юному колесо повернулось один раз, он, действительно, правил меньше года, по Карлу Девятому — 14 раз прокрутилось колесо, он правил 14 лет, по Генриху Третьему — 15, и он правил 15.

В кругу семьи

10 июля 1559 года из-за ран, полученных на турнире, умер Генрих II. Копье врага скользнуло по его шлему и проткнуло глаз, оставив в мозгу осколок. Екатерина Медичи надела свой знаменитый черный траур, сделала себе символическую эмблему сломанного копья, и приготовилась пробиваться через своих детей к власти. Ей это удалось — она добилась статуса «гувернантки Франции» при своих сыновьях. Второй ее наследник Карл IX прямо на коронации торжественно заявил, что будет править вместе с мамой. Кстати, последними словами его стали тоже: «О, мама». Придворные не ошиблись, называя Екатерину «необразованной». Ее современник Жан Боден тонко подметил: «самая страшная опасность — интеллектуальная непригодность государя».

Екатерина Медичи могла быть кем угодно — хитрой интриганкой, коварной отравительницей, но до понимания всех тонкостей внутренних и международных отношений ей было далеко. Например, ее знаменитая конфедерация в Пуасси, когда она организовала встречу католиков и кальвинистов с целью примирить две конфессии. Она искренне верила, что все проблемы мира можно уладить душевными переговорами, так сказать, «в кругу семьи». По мнению историков, она даже не смогла понять истинный смысл речи приближенного Кальвина, который заявил, что вкушение хлеба и вина во время причастия — только воспоминание о жертве Христа. Страшный удар по католическому богослужению. А Екатерина, которая никогда не отличалась особым фанатизмом, лишь с изумлением наблюдала за разгорающимся конфликтом. Ей было ясно лишь одно: по каким-то причинам ее план не удавался.

Вся ее политика, несмотря на страшную репутацию Екатерины, была до боли наивной. Как говорят историки, она была не властителем, а женщиной на троне. Главным ее оружием были династические браки, ни один из которых не был удачным. Она женила Карла IX на дочери императора Максимилиана Габсбурга, дочку Елизавету отослала к Филиппу II — фанатику-католику, который сломал последней жизнь, но не принес никакой пользы Франции и Валуа. Младшего сына она сватает Елизавете I Английской — главному врагу того же Филиппа. Екатерина Медичи верила — династические браки — решение всех проблем. Она так и написала Филиппу: «Начинайте устраивать браки детей, и это облегчит разрешение религиозного вопроса». Екатерина намеревалась одной свадьбой ее дочери католички Маргариты с гугенотом Генрихом Наваррским примирить две конфликтующие конфессии. А потом сразу после свадьбы устроила массовую резню приглашенных на торжество гугенотов, объявив их в заговоре против короля. Неудивительно, что после таких шагов династия Валуа канула в лету вместе с единственным пережившим ее сыном — Генрихом III, а Франция попала в кошмар Гражданской войны.

Терновый венец?

Итак, как же стоит относиться к Екатерине Медичи. Была ли она несчастной? Бесспорно. Сирота, брошенная жена, униженная «купчиха» при дворе, мать, пережившая почти всех своих детей. Энергичная, вечно-занятая королева мать, чья политическая деятельность, была, по большей части, бессмысленной. На боевом посту она все ездила и ездила по Франции, пока нездоровье не настигло ее в Блуа, где она и скончалась во время своего очередного визита.

Ее «верные подданные» не оставили ее в покое и после смерти. Когда ее останки повезли в Париж, чтобы захоронить в Сен-Дени, граждане города пообещали сбросить тело в Сену, если гроб появится у городских врат.

Уже спустя много времени урну с прахом перенесли в Сен-Дени, но место рядом с супругом не нашлось, как и при жизни. Урну закопали в сторонке.

Недавно историк Гульчук Неля издал книгу под названием «Терновый венок Екатерины Медичи». Венец то у нее, конечно, был, но можно ли сравнивать его с терновым? Несчастная жизнь не оправдывает ее методы — «все ради власти». Не рок, а ее страшная, но наивная политика уничтожили за одно поколение процветающую династию Валуа, какой она была при ее свекре Франциске I.

По материалам сайта «Русская семерка»

Комментарии
Комментарии