Музы на века

Женщины, без которых не было бы многих шедевров литературы и искусства.
Музы на века

Музы художников

Сюзанна Валадон

Натурщица Огюста Ренуара, Пюви де Шаванна, Анри Тулуз-Лотрека

Мари Клементин Валадон (имя Сюзанна взято позже) — дочь прачки, первая женщина-художник, принятая в Национальное общество изящных искусств. Свою успешную карьеру она начала в роли натурщицы: сначала ее приметил Пюви де Шаванн, затем она стала позировать Ренуару, Тулуз-Лотреку, Берте Моризо. В отличие от многих известных художников ее времени, она добилась финансового благополучия еще при жизни. Умерла в 1938 году в окружении своих друзей с Монмартра.

Жанна Эбютерн

Возлюбленная Амедео Модильяни

За четыре года, которые Эбютерн и Модильяни провели вместе, он успел написать около 25 портретов этой молчаливой девушки с грустными глазами. Она стала идеальной моделью для художника, который всегда изображал на своих картинах задумчивых меланхоличных женщин. Эбютерн разделила с Модильяни его самые тяжелые годы нищеты и болезни. На следующий день после смерти художника Жанна, носившая его ребенка, выбросилась из окна, не в силах пережить разлуку.

Гала Дали (Елена Дьяконова)

Жена и модель Сальвадора Дали

«Елена Троянская, Святая Елена, Галатея Безмятежная» — малая часть имен, которые Дали дал своей возлюбленной. После первой встречи, когда художнику было 25 лет, они не расставались 53 года. Все это время Гала была главной моделью Дали. После смерти первого мужа, поэта Поля Элюара, они с художником обвенчались. Они были совершенно разными, но вместе образовали идеальную пару, дополняли друг друга. «Утром Сальвадор совершает ошибки, а во второй половине дня я их исправляю, разрывая легкомысленно подписанные им договоры», — сказала однажды Гала. Ее последние годы были омрачены болезнями, поэтому день смерти она ждала как «самый счастливый в жизни». Она умерла в 1982 году, Дали пережил ее на семь лет.

Читайте далее на сайте The Art Newspaper

Музы дизайнеров

За каждым известным дизайнером неизменно стоит женщина, которую он представляет героиней своих коллекций. Стиль звезд, являющихся музами модных Домов, зачастую влияет на то, в чем будут ходить поклонницы бренда, не меньше, чем богатые архивы марки или творческий почерк ее креативного директора. В подборке ELLE – семь знаменитостей, из сезона в сезон вдохновляющих культовых дизайнеров на создание новых модных шедевров.

ИВ СЕН-ЛОРАН И КАТРИН ДЕНЕВ

Дружба между легендарным дизайнером и французской кинодивой началась во время совместной работой над картиной «Дневная красавица» в 1966 году и продолжалась до самой смерти Ив Сен-Лорана в 2008 году. Союз Денев, олицетворяющей понятие французского шика, и гениального кутюрье нашел свое отражение как на большом экране, так и в жизни: Сен-Лоран работал над костюмами актрисы в фильмах «Сирена с «Миссисипи», «Смятение» и «Голод» и одевал звезду на все официальные мероприятия.

ЖАН-ПОЛЬ ГОТЬЕ И МАДОННА

Автором легендарных конусообразных бра, в которых Мадонна выступала во время гастрольного тура Blond Ambition в 1990 году был не кто иной как Жан-Польл Готье, для которого бунтарка от музыки стала идеальным воплощением дерзкого духа его коллекций. С тех пор два легендарных enfant terrible моды и шоу-бизнеса практически неразлучны: Мадонна то и дело выходит на подиум показов Jean Paul Gaultier, а дизайнер регулярно поставляет ей экстравагантные наряды для выступлений и появлений на публике. Более гармоничного союза и не придумаешь!

АЗЗЕДИН АЛАЙЯ И НАОМИ КЭМПБЕЛЛ

Дружба между супермоделью и дизайнером из Туниса больше напоминает отношения дочери и отца. Их первая встреча состоялась на дебютной для Кэмпбелл Неделе моды. Шестнадцатилетнюю Наоми, практически без денег и работы, в парижский дом дизайнера привела подруга, участвовавшая в его показе. С того раза многие годы подряд, приезжая во французскую столицу, звезда останавливалась именно у него.

Читайте далее на сайте Elle

Музы Древнего мира

Если забыть о том, что современная культура здорово «промыла» нам мозги, сформировав удобные ей представления о красоте, то можно долго смотреть на скульптуры Венеры верхнего палеолита и удивляться, как вообще у кого-то рука поднялась увековечить такое в веках. В реальности же, чем дальше от цифрового века, тем теснее женская красота переплетается со здоровьем, не омраченным второстепенными стрессами и необязательной для выживания лишней физической активностью. Само собой, существовали тогда и свои собственные идеалы красоты, на которые пытались походить женщины и ради которых разбивались в лепешку мужчины. Сегодня мы решили немного отойти от современных канонов и собрали в одном материале изображения, которые вполне могли бы попасть на страницы античного или более древнего мужского журнала.

Богиня Иштар, Месопотамия

Нефертити

Цыганка, Римская Турция

Елена Троянская, Греция

Читайте далее на сайте Trendymen

Музы литераторов

Лиля Брик

Владимир Маяковский и его официальная муза Лиля Брик — одна из самых известных пар русской литературы. Большинство исследователей и биографов рассматривают Брик исключительно как некий искусствоведческий феномен и забывают, что она была еще и неординарной женщиной.

Рыжая бестия

Начнем с того, что Лиля Брик была рыжей. Черно-белые фотографии просто не передают ее образ в полной мере, а ее цветных изображений никогда не было или они не сохранились. Первое, что бросалось в глаза мужчинам — это «огонь ее волос». Сразу вспоминается Средневековье, заклеймившее всех рыжих ведьмами. Брошенные ради Лили жены наверняка согласились бы.

Большинство женщин того времени были немного тяжеловаты, времена корсетов не прошли даром. Лиля Брик отличалась, как бы сейчас сказали, спортивной фигурой, было видно подростковое увлечение балетом. Тогда такое телосложение было редкостью, но уже входило в моду. Танцовщицы Мата Хари и Айседора Дункан, русские балерины и первые спортсменки были «в тренде». Сейчас мужчин всем этим не удивить, но для начала века, когда женщины только недавно избавились от пышных юбок, это было в диковинку.

Лиля, вообще, внимательно следила за модой и всегда старалась ей следовать: в двадцатых носила укороченные юбки, свободные платья с заниженной талией, брюки, шляпки-клош и береты.

Но завоевывала мужчин она не только телом и стилем. Практически все, кто знал ее лично, отмечали какое-то удивительное обаяние. Лиля могла очаровать человека буквально за несколько минут беседы. Даже те, с кем она встречалась уже в шестидесятых, рассказывали про ее необычайную харизму. Некоторые, правда, со священным ужасом.

Читайте далее на сайте Апрель

_Аполлония Сабатье _

В воспоминаниях Лидии Яковлевны Гинзбург, вернее, в ее записных книжках, зафиксирован ее разговор в 1920-е годы с одним из ее учителей Виктором Шкловским. Разговор зашел о Лиле Брик, одной из самых знаменитых женщин русской литературы, подруге Маяковского.

— Вы когда-нибудь знали ее раньше? — спросил Шкловский.

— Я знала ее только как литературную единицу, а не как житейскую, — ответила молодая Лидия Гинзбург.

— Правда — не женщина, а сплошная цитата, — ответил Шкловский.

Оба собеседника явно наслаждаются умением говорить на одном языке русского формализма. Такая цитатная личность, или литературная личность, как называл ее другой теоретик русского формализма Юрий Тынянов, — это в самом деле довольно распространенный тип человека и человеческого поведения в культуре. Человек может сам ничего не писать, не создавать никаких литературных произведений, но, живя в литературной среде, общаясь с писателями, служа их партнером и предметом изображения, он входит в литературу в качестве самостоятельного фактора, в качестве литературной личности.

В качестве примера такой личности я бы назвал одну из муз французской литературы XIX века, которую звали Аполлония Сабатье. Она общалась со многими писателями, художниками, скульпторами в 40–50-х годах XIX века, и ее личность отразилась в целом ряде произведений разных искусств.

Всякий посещающий в Париже художественный музей Орсе неизбежно видит расположенную недалеко от его входа лежащую статую «Женщина, ужаленная змеей» — странная лежачая фигура в перевернутой, искаженной позе, которую даже трудно наблюдать с какой-то одной точки, потому что ни лицо, ни тело не дают себя увидеть с одного пункта.

Скульптор Огюст Клезенже создал эту фигуру в 1847 году по модели Аполлонии Сабатье. Скульптура вызвала скандал: в странной позе женщины, якобы укушенной змеей, усматривали эротическое возбуждение, может быть, даже оргазм. И, кроме того, вызывало недоумение и возмущение чрезмерно подробная трактовка ее тела, включая, например, какие-то складки тела, которые скульптура обычно опускает. Рассказывали, что скульптор прибегал к технике муляжа, делая слепки с реальной фигуры своей модели.

Можно сказать, что это был некоторый первый опыт реализма в скульптуре XIX века, и это вызывало тогда непонимание и недовольство. Это всего лишь первый эпизод, в котором отметилась в искусстве Аполлония Сабатье.

Читайте далее на сайте Постнаука

Комментарии
Комментарии