Москва против Петербурга, битва двух столиц

В то время как Пушкин воспевал Петра творенье, береговой гранит и все такое, его друг Гоголь сидел дома и ворчал.
Москва против Петербурга, битва двух столиц

Пока где-то далеко в космосе рождаются и умирают галактики, сталкиваются гигантские черные дыры и гибнут инопланетные динозавры, на крошечной Земле крошечные люди по-прежнему спорят на тему «Что лучше — Москва или Петербург?». Если вы больше не можете слышать о бордюре и поребрике, новый выпуск рубрики «Факультатив по истории» расскажет вам о том, какие аргументы в этом споре использовались в прошлые века.

В то время как все сходили с ума от новой столицы — Петербурга, в то время как Пушкин воспевал Петра творенье, береговой гранит и все такое, его друг Гоголь сидел дома и ворчал. Вот была столица Киев, размышлял он, нормальная, теплая, нет, не нравилось им, перенесли в Москву. Только к Москве привыкли, как столица уже на краю света, в этой холодной, болотистой дыре, в Петербурге. Что следующее? На Северный полюс переедем? У русских же «слюна катится поглядеть вблизи на белых медведей». Нет, Гоголь, не ненавидел Петербург, он просто мерзнуть не любил.

О том, какой из городов лучше, спорят уже триста лет, и все не надоедает. Вот только сейчас многие и представить не могут, что однажды две столицы как будто бы поменялись ролями — вальяжная, неторопливая и хлебосольная Москва и стремительный, богатый, преуспевающий Петербург. Да-да, в отличие от Москвы, именно Петербург считался раньше «городом деловых людей». А. Я. Булгаков писал: «Здесь все с утра до ночи работают, пишут, не с кем побалагурить». «В Петербурге назначение дня для приемов считалось необходимостью, что представлялось удобным для того, чтоб желающие видеться не ездили даром к друг другу, а были уже уверены, что застанут дома; да и хозяевам лучше посвятить для приемов один день в неделю, нежели принимать каждый день и не быть никогда покойным», — вспоминал В. И. Сафонович. Д. Н. Свербеев в своих «Записках» отмечал, что являться к обеду, по московской привычке, задолго до назначенного часа в Петербурге было несвойственно.

«В Москве европейские обычаи не прижились так, как в Петербурге. Иностранные путешественники сходились в едином мнении: в Москве резче выражен национальный характер, а в Петербурге жители менее держатся своеобразия в образе жизни».

Комментарии
Комментарии